22 ИЮНЯ. РУЗЛАРЕ – ПАРИЖ – РУЗЛАРЕ.

В Париж мы ехали уже совсем по-соседски. К безболезненным  перемещениям по странам быстро привыкаешь, а после левосторонней Великобритании не боишься уже ничего. Встали утром, зарядили в джипиэс «центр Парижа», и все. Нам была нужна башня. Мы знаем, что в Париже много других чудесных штучек, но места в оперативной памяти осталось только на одну башню.Во Франции платные дороги и экстремальные развязки, которые могут озадачить кого угодно. Еще мы проезжали под аэропортом (Шарль де Голль?), и офигевали, глядя на дрейфующий  над нами самолет.



А в Париже нас сходу  атаковали бойкие арабские подростки, начали мыть стекла, Морозов с ними ругался, но парни не успокоились, пока не размазали трехнедельных европейских мух по всему нашему крайслеру. Довольно грязные улицы, очень много толстых ярких негритянок,  арабов и аутентичных гангстарэперов. А вот полицейских видели один раз за весь день. И в белом)

Я-то в Париже уже разок была, но ничего не помню. Так что знакомились с городом все вместе. И вот как-то, скажем так, не очень нам понравился Париж с первой ноты. Не было в нем небрежного аристократизма Лондона, аккуратного креатива Берлина, монументальности Кембриджа и сладости Рузларе. А были шум, грязь и много суровых пацанов.




Но потом мы вдруг оказались в центре и ну совсем же другое дело! Ох, как всем сразу понравился Париж! А Эйфелеву башню когда увидели – так даже джипиэс отключили, чтобы не мешал своими советами. Просто ехали на башню, по пути угадывая, а что это мы еще такое встречаем на своем пути? Нотрдам? О! Сена? Прекрасно!








Очередь на Эйфелеву башню, если ее вытянуть к облакам, будет выше самой башни. Движется не очень быстро, но скучать не успеваешь. Площадка, расположенная меж эйфелевых четырех ног – отдельная достопримечательность. Над ней вместо неба – узорчатая крышесносящая масса железа, а вокруг какие-то бесконечные фрики, аниматоры, цыгане, туристы, бойкие торговцы  сувенирами. В таком радостном балагане час череди пролетает незаметно.




Потом тебя обыскивают эйфелевы охранники. Потом тебя принимает огромный кривой лифт. Потом все в лифте  пищат, резво поднимаясь на выстоту хорошего птичьего полета…

Париж сверху прекрасен. Он бел и чист, как невеста.



Подходить к огороженому краю площадки очень страшно, но если уже подойдешь, то зависнешь надолго.

В дорогой фастфуд-кафешке кроме стандартных багетов, маффинов и кофе продают еще леденцы в виде башни и мерзавчики красного вина. В общем, это куртуазно – стоять с вином на Эйфелевой башне и смотреть на Париж.

Повара из кафешки выходят на перекур прямо в парижское небо)

Глеб Егорыч, конечно, поднялся на самую верхнюю площадку.


Нам с детьми хватило и второго этажа.


Потом еще долго кружили вокруг башни, жалея уходить. Ну, она действительно впечатляющая.

Добрели до какой-то еще улицы… Погладили «живую стену» какого-то дома (стена земляная, в ней растут всякие растения) Кажется, это что-то, связанное с музей Д*арси…



Мы так расслабились относительно исторической правды, что уже даже в таком местечке, как Париж, не брали карт и не готовились заранее. Просто гуляли и осматривались.






Потом обнаружили, что полгорода фестивалит. На улицах – группы, группки, оркестры и  коллективы. Между ними – метров сто, звуки смешиваются. Толпы слушателей по интересам. Проехали в одну сторону по Сен-Жермен, и услышали буквально все, что было “до и после Нирваны”). И Нирвану тоже.

В центре город сказочный, очень кокетливый, весь в каких-то штучках, вроде балконных оранжерей или игривых секс-шопов.


Зашли пообедать-поужинать в какой-то общепит с картошкой фри, а там оказались еще и устрицы. Как же – не взять устрицы к фри? Взяли, конечно.

Когда случайно уткнулись в  Мулен Руж, уже стемнело.

В Мулен Руж – огромная очередь, все в бриллиантах. Мы немножко побродили в толпе, там еще кто-то что-то играл, кто-то что-то курил, кто-то что-то рисовал, но несмотря на обилие очень грозных персонажей атмосфера томная.




Нашли решетку, в которую снизу дует метро. Стоящие граждане все как один повторяют подвиг Мэрилин Монро. Кому-то поднимает ветром юбку, кому-то галстук, кому-то веки, вспышки, голливуд. Мы с Катей тоже сделали это.

Увозили себя  из Парижа усилием воли. Понравился. Ночные парижские окна – афродизиак.

По пути уже в Бельгии заблудились, свернули не туда. Прокатились по неизвестному нам маленькому бельгийскому городку, в который раз дивясь тишине и вопиющему конфетному благополучию. Чисто. Тихо. Как они так могут? И ведь не поздно еще. Всего час ночи.  Вот Джаггер точно не спит, ждет нас. Наш человек, не то что эти) бюююргеры

Запись опубликована в рубрике Путешествия, Фото с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Оставить комментарий