ПОЦЕЛУЙ АИСТА.

Это – не приказ действовать)   Я вообще приказы не люблю)

8 февраля вечерком мои дорогие друзья и мое уважаемое издательство — собрались.  В тесном кругу (тесном во всех смыслах, вокруг стенда места мало)  встретили появление книги Тамары Лисицкой  “Поцелуй аиста”.  Моей новой книги, то есть.

У меня внутри – завтрак  и ребенок. Как не сойти с ума?  Внутри меня, живого человека,  другой живой человек. И образовался он из  ничего.  Еще можно допустить, что какие-то там   клетки взяли и умно переделились между собой… Хотя тоже, извините, странно: как они так делятся, что из этого получается человек,  похожий на меня?  Гладкий, ровненький, с разными внутренними органами и внешними тоже — вырастает из точечек и пузырьков, надробившись из ничего до Личности?..  ”

Сюрприз от издательства – подушка с личным больничным штампом “Тамара Лисицкая”) Теперь я – диагноз) Или инстанция)

Самое сложное – объяснять, “про что книга”.  Про “несколько дней до родов”.  Про страхи и привыкание к ним, а потом – избавление. Про одиночество. Про выбор.  Про попытки жить и совмещать.  Про разбитые и “склеенные” судьбы.  Про жестокую схватку беременных леди за квартиру (то есть, про суррогатные цели, замены главного на  суетное)  Про выносливую и в любом состоянии бесконечно прекрасную женщину. Про мужчин-мечт и мужчин-реальность.  Про деток. Про любовь. Я так не люблю линейные объяснения. А люблю я людей и эмоцию.

…И невозможно не видеть, что к этому относятся  как к потоку, к штамповке, к привычности. И эти бедные девочки на краю глобального  погружения в кипящую смолу новой жизни трещат о чем попало, суетятся, нервничают, пытаются привлечь к себе внимание всех и сразу, а выходит пшик, пшшш – шампанское за стенами роддома  в компании тех, кто сочувствует и с смс-ками «а мы тут за тебя пьем!»…  Да, супер, приятно, но они-то, они здесь, эти девочки… и им надо самим, ни на кого не надеясь, повзрослеть и пережить  удивительное и очень важное превращение…

Издательство “Регистр” — очень креативное издательство. Это они придумали устроить роддомный  вечер.  Больничная кушетка, аппарат УЗИ, весы, больничные угощения на больничной тумбочке, дамский джентльменский набор – журнальчики, косметика.

А сами регистровцы надели халаты  с бахилами, и многим из них это все очень было к лицу. Ну, правильно. Издатели книг – тоже лекари. Душ. Человеческих.

“Заведующая отделением промо” Светлана Аренская и Наталья Батракова.

“Регистровская профессура”. Фатима Баранова и Вячеслав Лесковский.

Каждый день в издательстве – новое оформление стенда, новые книги. Когда успевают все придумать и собрать-разобрать? В первый день презентовали первый белорусский роман (ему сто лет) “Среди болот и лесов” Якуба Брайцева. Во второй – кинороман Юлии Лешко “Мамочки или Больничный Декамерон”, третий день – Тома Лисицкая с “Поцелуем аиста“, четвертый – Наташа Батракова с новой главной продолжения  “Мига бесконечности“. Плюс подведение итогов литературного конкурса “Первая глава”, плюс еще и еще… Ну, это же хорошо, когда не железобетонно?

Наша издательская “больничка”)

“Я женщина….

Я из слез состою, из дождей, их пены морской и из мутной водицы водопровода, которая сто пятьдесят раз на дню течет сквозь мои пальцы на посуду…

Я состою из духов и  пота, из брызг шампанского  и слюны недоброжелательниц, тоже женщин.

Во мне плещутся супы и вино, и лед во мне, моим же огнем растопленный, тоже во мне плещется.

 Я ношу в себе околоплодные воды и водянистые, тягучие мечты, которые распирают  меня изнутри, и иногда прорываются наружу  опасным фонтаном, но чаще иссыхают вместе со мной… 

Я могу быть жестокая и безответная как Долина Смерти, но все равно когда-нибудь во мне начинает бить источник…

Источник новой любви… или новой жизни…

         Я могу быть слабая,  я на этом даже настаиваю, но на самом деле я очень сильная.

 Я разорву пространство, я накрою собой всю Землю, если мне надо будет защитить свое самое дорогое – своего ребенка.

         Я — женщина.

Я — оболочка новой жизни.

Я – живой дом человечества, принимающий душой  все удары маленьких пяток …”

Настроения)

Мне хотелось создать настроение, а не пересказать книгу.  Я хотела бы, чтобы ее прочли, а не от меня услышали.  Рождение людей – такая особенная тема, такая особенная…

Мои глубоко  эмоциональные спичи  перемежались выступлениями дорогих гостей. Была красавица Алеся Лебедева, беременная смелая девушка, которая согласилась “не глядя” сняться в нашей промо-истории. Все календарики и постеры у нас теперь с лицом и животиком Алеси.

Алеся Лебедева. Наш главный животик)

Была моя двоюродная сестра Олеся Лучина, которая подгода назад стала многодетной мамой, родив в один прием сразу двоих. Мальчика и… девочку….  Олеся с мужем Олегом умудряются деток растить и руководить Творческой Мастерской “Дрозды”. Творчество и многодетство очень даже совместимы.

Прекрасная многодетная  мамочка Олеся Лучина со старшей дочей Оленькой.

Была уважаемая мною Таня Щербина, директор “Радиус   FM “. Милая леди с железной директорской хваткой, трепетная мамочка и биг босс) Материнство и карьера вполне совместимы.

Таня Щербина.

Был руководитель папа-школы Валерий Пястун, многодетный папа,  обучающий пап общаться и с малышами, и с подростками, и вообще осознанно подходить к отцовству. Очень прогрессивный. Мужчины и родительство более чем совместимы.

Валерий Пястун.

Побольше бы таких мужчин…. и половины сюжетов в моей книге могло бы не быть… А так там много дамской обиды на мужской мир. Но и нежности к этому миру много. Ругаем друг друга, а все равно тянет)

Моя главная  героиня уверена, что она будет одна.

Два зверя с разными инстинктами сходятся, чтобы зачать детеныша. По идее, если природа так устроила, что для зачатия нужны двое, так ей хотелось бы, наверное, чтобы двое и воспитывали? Каждый тащил бы в нору свою долю опыта,  и тогда получалось бы неразрывное, полное информационное покрытие.

 А если только я,   только свое женское, настороженное,  терпеливое, всегда сквозь слезу и страх –  а мы такие, женщины, наша боль медленная, — так что получается?   Самки растят самок. И чем привычнее становится тема безотцовщины, тем дальше мы уходим от незамутненного, чистого самца. Самцы ведь самцов почти не растят, они их только делают?  И что? Нас ожидает впереди новая амазонская эра?  Не знаю… Может, это и хорошо… Но только, человечек мой внутренний, я тебя буду стараться растить и по-мужски тоже. Будем играть с тобой футбол, будем рисовать танки… Я научусь для тебя быть мужчиной, а что мне остается?”

Там есть еще героини, и очень много,  они меняются, и рассказывают свои истории, плачут, делают глупости, говорят их или читают, но вся их жизнь – подвиг. Мелкий, бытовой, или покрупнее, с примесью карьер, и вот они жалуются, барахтаются, каждая в своем “социальном” пространстве,   живут и дают жить другим, и красятся в родзал.  Женщины такие женины.

Была моя несравненная, драгоценная Наташа Батракова. Она не только провела официальную часть презентации, но и была рядом весь вечер. Спасибо, друг) Мне так с тобой повезло)

А еще были Лена Ярмолович и Женя Пастернак. Девочки, ваши тюльпаны цветуууут буйнейшим цветом)

Женя Пастернак, Наташа Батракова, Тома, Лена Ярмолович.

Заглянул мой братец-лис Гриша и мой старшенький “малыш” Матвеич, тринадцатилетний парубок, тоже с букетом. Спасибо)

Все во мне изумилось странному состоянию меня, все как бы обратилось внутрь и с удивлением наблюдало. Только малыш бушевал, причем так  серьезно, как никогда еще.

Но я сама, я как оболочка и питательная среда стала спокойной,  и внимательной к деталям.

Будто раньше бегала-бегала-вертелась-бегала-крутилась-бегала-рвалась-бегала-бегала, а сейчас 

                                               замерла

                                                                   и осмотрелась.

 

                                 Пролетела снежинка.

                                          Упала в сугроб.

                                                  Скоро…

Мой друг Дима Фролов заглянул на презентацию.

“А вот кому больничный омлетец?”

Беседовали, говорили, импульсивно и понежнее, слушали стук сердечка и крик новорожденного, смотрели картинки УЗИ.

А, да,  обучающая веселая минутка была – смелых мужчин снабдили животами-шариками, предложили надеть бахилы – а попробуй согнись с животом-то) Все очень порадовались, мужчины потом комментировали состояние “как дискомфортное, но…” Во время проведения конкурса ни один шарик не пострадал.

Первое место присудили Ивану Русских (в центре). Надо было еще отдельно номинацию “за  самый элегантный живот искусственного происхождения”.

Где-то там далеко, но рядом  —  наши Ангелы.   Живут  своей маленькой ангельской жизнью,    в своем   ангельском доме, смотрят свои ангельские  мультики.  Эти мультики – наши  земные жизни.  Мужчины и  женщины, с красными и серебристыми  машинками, в сапожках на каблучках и в блестящих тапочках, с собачками и котами в бантиках, с декларациями наперевес, с большими лбами, полными идей и амбиций, с печальными глазами или грустными, с  бизнес-планами или протянутой рукой … Бегаем, спим, играемся в жизнь, деремся и пиаримся, как заводные.  Маленькие такие, хорошенькие  – с неба не рассмотреть ни шрамов, ни прыщей, ни морщин… 

Да их и нет для Ангелов. И для Вечности их нет…

И карьера… Ну, что такое карьера в контексте   смерти? Смешно…   Карьеры, размеры, банки с огурцами…  Ну, что важно для Вечности, скажите?

Ангелы смотрят и переживают каждый раз – ну, как они, поняли уже главное? Поссорились, помирились,  добились первой премии,  нет?   И Ангелам, как всем детям, хочется, чтобы мультики заканчивались хорошо.

Но оно так не всегда.

И   когда уже совсем невозможно видеть страшный сюжет погибания человека — ну, мало ли, что у него? двустороннее воспаление амбиций, тяжелая форма с осложнениями… глубокий некроз совести… разочарование, проникающее в сердце с разрывом сосудов…  тоска разума…  травматическая ампутация нежности…  — тогда Ангелы делают простую и спасительную процедуру…

Они спускаются на Землю.

И поселяются внутри людей.”

Сладкий миг)

Я не хочу  объяснять, о чем эта книга.  Любая аннотация приземляет. Проше открыть на любой странице , воткнуться в строчку на секунду и понять, нравится или нет.  Там, в книге, байки и страхи, боль и радости, советы и реальные женские истории.  Это импульс, смех, и слеза. О чем смех? О чем слеза? Да просто так, я ж женщина, а бабьи слезы, как и смех – оно в любой момент пожалуйста) Она (книга)  женская.  Она про чудо быть Мамой. И Женщиной. Хотя вот это последнее, может быть, еще и наказание) Я пока не разобралась)

Большое спасибо моим родителями Глебу за понимание, Валерию Сафонову за идею обложки, Саше Яшникову – за фото обложки,  Максу Дорохову – за рынду, Ване Русских за цветочные консультации,  мои деткам – за вдохновение.  Наташе, подругам,  Славе Лесковскому,  “Регистру” спасибо. Я вас очень люблю.

Фото Вячеслава Лесковского и Лены Ярмолович.

 

Запись опубликована в рубрике Книги, Новости. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Оставить комментарий