8 ИЮНЯ. ЛОНДОН 2.


В понедельник мы с Морозовым устроили родительский день. Мы оставили своих двоих старших детей (мальчик и девочка) на попечение тети Элины, а сами рванули в Лондон. У нас было острое желание познакомиться с неформальным Лондоном. Ну, и напиться) На машине доехали до кембриджского железнодорожного вокзала и взяли билет на поезд до Лондона.

(хотелось все по-настоящему ощутить, стать англичанами на денек. Ну, и парковка машины в Лондоне больших денег стоит. Мы вон на китайской в прошлый раз 28 паундов заплатили за 6 часов. А паунд, на минуточку, подороже евро будет) Билеты взяли с приключением. И тоже с парковочным. Тоже надо было платить, хоть и не много, но медяками. А их у нас, расплачивающихся карточками, не было. Где банкомат? На перроне. Как туда попасть? Купив билет. Как можно купить билет? Расплатившись за парковку. Как можно заплатить за парковку? Медяками. Где их взять? В банкомате. Где банкомат? На перроне…
Около часа Морозов бился с нудной британской системой, вспоминая родину. По-хорошему вспоминая. Но в поезд мы попали.

Поезд «типа электрички», но чистейший, мягонький, с табло и столиками. Билет мы купили такой, чтобы по нему же можно было и вернуться, и еще в лондонской подземке (андеграунде) поездить. 21 паунд такой билет стоит.

Приехали – и в метро. Старейшее в мире, между прочим. Наши предки лапти плели, да от волков и бояр ими отмахивались, а в Лондоне уже было метро. С тех времен рост людей сильно увеличился, видимо. Во всяком случае, гренадер Морозов с его 190 стоял в вагончике чуть-чуть боком.

Вагоны очень маленькие, тесные, какие-то округлые, аккуратные, с мягкими маленькими сиденьями. Как в такое может втиснуться человек XL-размера – не представляю.



Станции мелкие и серые, никаких бронзовых скульптур, лепнины. Даже бюста Ленина нет. Даже бюста королевы! На потолке – неприкрытые провода и трубы, мышиные переходы между станциями. Станций просто тьма. Нужен гид. Часть станций – на уличных платформах, довольно необычно, эффектнее, чем, например, в Москве.

Время от времени поезд останавливается в туннеле, пропуская другой поезд – в целях экономии места под землей одни и те же линии и станции иногда используются для разных направлений. Турникет требует тикет не только при входе на станцию, но и при выходе из нее.

Мы твердо решили, что в музеи не пойдем, а пойдем в народ. Решили начать с Гайд-парка (почему-то). Может быть, потому, что джипиэс пообещал нам Бэйкер-стрит в четырех километрах пешком?

Гайд парк – большой и красивый парк. Все.

Ну, много толстенных лип, какие-то очень милые кустистые оазисы… Белки…

Джентльмены и леди выгуливают собак, таская за собой мешочки для собачьих какашек.

Кстати, о животных. Наткнулись на памятник животным, которые участвовали в войне. С цветами и венками. И с фотографиями современных собак…


Так вот. Из Гайд-парка пошли пешком к Бейкер-стрит. Очень радовались всему, что видели. Витринам, людям, макдональдсу.





Заходили в английские дворики.





Гуляли от души. Даже нашли Бейкер-стрит. Оказалось – не ту. Уборщик улиц на ломаном английском объяснил, что та — «далеко». Ну, чтошш… Мы не обиделись на джипиэс. Если в городе несколько Бейкер-стрит, какие могут быть претензии к джипиэсу?

Тогда мы снова ушли в андеграунд, и поехали на рынок в Камден таун. Очень нам хотелось повторения берлинского дворика.




Но тут, конечно, куда гуще намазано! Выходишь из метро – и сразу вокруг начинают ходить удивительные товарищи с дреддами и в пирсинге. Дома – произведения поп-арта. Полно магазинчиков, где аккуратно разложены наборы травок или сапожки с шипами по колено.



В общем, мы все это приблизительно так и представляли, так что не удивились ассортименту. Гораздо больше нас порадовала сама атмосфера вальяжного полукоммерческого творчества. Много забегаловок всех сортов, премиленькие столики с видом на богемный расписной Камден.

Какие-то скульптуры… Какие-то фрики и полуфрики…

В общем, мы купили Матвею обожаемые им черепа в виде «напульсника» и майки, и пошли на выход. Теперь нам была нужна Эбби-роуд. Продавцы, путаясь в руках, объяснили, что это «где-то там». По пути в «где-то там» мы нашли еще один аппендикс рынка, который расположен на территории старого Хорсес Госпиталя. Вот это уже удивило. Там всюду кони.


Вот прямо как будто скульптор Жбанов заглянул в Лондон и оставил там свои творческие дневники.
А кое-где в них своей рукой дописал Церители.

После Камден-тауна мы еще поискали по джипиэсу и прохожим Эбби-роуд, но быстро поняли, что беспонтово. Тогда знаете что? Мы взяли КЭБ! Настоящий, тех времен еще, когда дверцы открывались в разные стороны! Ох, он и вместительный, зараза! Основное сиденье-диванчик на троих + два откидных сиденья + высокий потолок. «Ю ноу Эбби роуд уэа Билз … эээ… степ ту степ… блек энд уайт роад… блин, как же будет по-английски «зебра»?»

Оказалось, что так и будет)


Морозов тут же нашел с кэбменом общий язык, узнал, что тот работает в такси уже 10 лет, жизнью доволен, городом тоже. Про Беларусь что-то знает, но не очень. Чаевые не взял, но даже скостил нам 20 центов – соувенир фром кэбмэн) Поездка от Камден-тауна до Эбби-роуд обошлась нам в 9 паундов. Чтобы понять, сколько это в белорусских, умножайте на пять.

Ах, “та самая Эбби-роуд”….


… Кстати, кэбмэн нас сразу подготовил к важному: на знаменитом переходе все время тусуются люди, пытающиеся повторить культовую мизансцену, отчего движение на улице несколько сумбурное. Так и оказалось. Мы пробыли на Эбби-роуд минут сорок. Непосредственно на переходе провели минут пятнадцать.





Все остальное время просто наблюдали, как активно другие фетишисты тусуются туда-сюда, выбегают на дорогу, ищут ракурс, нервно озираясь на гудки, активно позируют, шагают толпами и в розницу.





А вежливые британские водители останавливаются колоннами, и ждут, пока какой-нибудь очередно фрик не завершит фотосессию поперек трассы) Время от времени священные полосы топчут и просто так, не сакрально. Переходят на другую сторону улицы, например.

А вообще, было приятно. Волнительно.
Потом – снова в метро. На этот раз с твердым намерением найти Бейкер-стрит. Метро, в отличие от джипиэса, сразу поняло, чего нам надо, и вывело в нужное место. Двери открылись, и стало ясно – на этой станции люди очень уважают Холмса, и ликом его ливановоподобным покрывают каждый см стен.

Все мы знаем про Холмса, про его иллюзорность, тем не менее. Знаете, такое мальчишество в организме. Что-то же Конан-Дойлем двигало, когда он решил поселить своего героя на Бейкер стрит? Чем-то же он руководствовался? Чем-то руководствовался… Но мы так и не поняли, чем…


И музей уже был закрыт.
Потом гуляли по вечернему Лондону, считали жвачки на тротуаре. Тротуара меньше, чем жвачек. Рассматривали лондонцев. Просто люди, нисколько и не лондонцы. Светло, не шумно, довольно интеллигентно. Вероятно, на окраинах совсем другая ситуация, но центр нам показался эдаким двориком элитной старшей школы. Ну, слегка эпатажные, ну, чуть-чуть громко смеются, ну, чрезмерно легко шагают… А так – нормальные счастливые люди.

Вспомнили, что хотели напиться. Но спиртное в Лондоне продают только в питейных заведениях, а зависать в питейных заведених мы не могли. В общем, купили по английской коле, и в поезд, и в Кембридж.
В следующий раз поедем в Лондон с детьми, в музей. Через неделю.

Запись опубликована в рубрике Путешествия, Фото с метками , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Оставить комментарий