ЛЕТО 2012. ПОЕЗДКА В ИСПАНИЮ.1.

5 июля. «А МЫ НИЧЕГО НЕ ЗАБЫЛИ?»

(Минск- Варшава.)

Уже четвертый  год летом мы с друзьями ходим в баню  берем детей (пока только старших), садимся в машину и смотрим мир. В нашем активе  вылазки в Великобританию, Италию, транзитом – почти вся Европа и Украина. Дневники этих поездок – здесь. В этот раз решили – а едем в Испанию.

И поехали.

СОСТАВ.

Рулевой – Глеб Морозов. Он же  — Главный по коммуникациям,  логистике, аналитике и карательным акциям. (Найти фото Глеба без гаджетов, руля и кальяна невозможно. В данном случае Глеб начинает запись док. фильма “Как мы ездили в Испанию”.  Скоро — на экранах ютюба)

Я – штурман, повар, миротворец,  массовик-затейник. (Поскольку дальше все мои фото будут не гламурные, то пусть хоть здесь одна приличная, в брильянтах). Фото Алексея Колесникова. )

Матвей – грубая детская сила, крепыш.  Мальчик в 13 лет выше мамы  и всего на два размера уступает  папе в обуви. (Рассудительный человек. Сказал — только давайте в этот раз без экстрима…  И первым прокатился на самом быстром в Европе аттракционе в испанском парке развлечений))

Катя – не очень полезная в хозяйстве, но духовно всех нас обогащающая штучка. Голубоглазая восьмилетняя лапочка, на любое раздражение отвечающая хуком справа. (За время поездки выросла на 2 см, лишилась одного молочного зуба, зато обрела новый постоянный)

ТРАНСПОРТ

Пятилетний красавица Крайслер Таун Кантри. Вишневый. Все включено (особенно, когда детям одновременно хочется смотреть разные мультики), двд-плеер на два экрана, радио, кондиционер и еще много чего интересного.

 ОБОРУДОВАНИЕ

Двухкомнатная палатка, стол со стульями, посуда с газовой плиткой, дивиди, плейстейшн, электрочайник, холодильник и еще сто пятьдесят маленьких и больших гаджетов, до которых Глеб большой охотник.

 МАРШРУТ

Извилистый. Конечная точка (точища, пятно) — Испания. Плановые остановки  в Варшаве, Брно, Штутгарте.  Дальше – без плана. Но с путеводителями, словарями  и большим желанием увидеть  как можно больше.

Глеб сказал: «Выезжаем 4-го июля вечером». Строго  сказал.  Отрезал…

В итоге выехали 5-го днем. Пока с работы, пока  вещи нашли, пока утрамбовали, пока то, пока это.  Попробуй собери такую ораву на полтора месяца?!  И уж, кажись, записали все в списки, и по пунктам проверили, что есть, а чего нет.   Но все равно было понятно, что что-то забудем. Когда мы устали искать, что же мы забудем, махнули рукой и выехали.

ВАЖНОЕ

В эту поездку мы взяли с собой велосипеды. Изначально я была против.  Потом как-то смирилась. А потом и солидаризировалась. Протестировали два велосипеда в поездке на Нарочь за день до отъезда, понравилось гонять по лесу- шишки хрустят, люди разбегаются…  В общем, теперь у нас болтались четыре велосипеда  сзади, и конструкция получилась такой суровой, что даже смотреть на нее было боязно. Но Глеб сказал, что все под контролем

У нас есть несколько путешественных традиций. Например,  Глеб всегда сбривает бороду и усы, становится юным и незнакомым. Еще всякий раз, выезжая из Минска на трассу, включаем  «Gorillaz». Почему их – уже никто не помнит, но все очень  радуются: сигнал! Приключения начинаются.Включили и в этот раз.

На тридцатой минуте полета Глеб, смеясь, спросил – а насос для матрасов мы взяли?

ПРЕДЫСТОРИЯ.

В путешествиях мы живем в палатке. Для того, чтобы обслужить сном четверых человек, нам нужны два матраса. Сначала у нас был в поездках один, но большой, и мы иногда с него наворачивались во сне, но не меняли. А в прошлой поездке в Италию мы его забыли. Забывать – тоже наша путешественная  (и не только) традиция. Отсутствие матраса мы обнаружили  ночью в польском кемпинге. Спали на ковриках. К утру все очень искривились. А утром поехали в польский Декатлон и купили себе там два небольших матраса (как раз по размерам нашей большой палатки, идеально легли). Трата была незапланированная, зато теперь эти два матраса очень нас радуют. И мы им были так благодарны, что решили в этот раз купить им в Декатлоне в Польше друга-насос-электрический. А то помповым насосом очень уж тяжело и шумно  накачивать два таких объема. Вписали электрический насос в список. Торжественно.  Первым пунктом. Подчеркнули. Проверили – не забыли ли, что мы помним, что надо его купить в Польше?

И только спустя полчаса поездки Глеб, смеясь, спросил – а помповый-то мы на первую ночь взяли?

Нет, конечно.

В итоге по традиции спали в польском кемпинге на ковриках,  и к утру опять сильно искривились. Но это было вечером.

А пока мы ехали по белорусской олимпийке, слушали Gorillaz  и удивлялись, почему все водители так опасливо нас объезжают. Потом посмотрели на  амплитуду  колебаний  связки наших великов… Со стороны это было похоже, вероятно, на бомбардировщик, с которого вот-вот обвалится гроздь боеприпасов Мы бы и сами нас объехали.

До границы долетели с почестями. Потом – долгая жаркая очередь с белорусской стороны.  Мужичок из стоявшего за нами джипа ушел с кем-то договориться, потов вернулся,  очень довольный, и рванул мимо очереди. Все такое на границах видели, правда? Но в этот раз финал был не классический – кто-то из таких же брутальных ребят в очереди лихо вылез наперерез и загородил умнику дорогу.

Были разборки  чуть-чуть в чикагском духе.  Сошлась вся очередь – полюбоваться, пофотографировать, добрый совет дать. Через час конфликт удалось урегулировать, джип вернулся и встал за нами. Водитель вел себя смущенно, вежливо  и игриво – бес попутал, с кем не бывает, чего уж.

Жара. Страсти людские.

Потом мы ехали по Польше и лил дождь. И это тоже традиция. Всегда в Польше нас обливает в самом начале. Да и в конце тоже. Это как санпропускник в благополучную Европу и из нее.

Потом мы нашли наш старый добрый  Camping 123.   Простенький,  бесхитростный, едва-едва  двухзвездный, но с безлимитным интернетом.  На пути в Европу он кажется прекрасным – в Минске и такого нет. На пути назад, после пышных, благоухающих, навороченных европейских кемпингов – ужасным. Сейчас он был прекрасен, вот только надуть матрасы было нечем. В итоге… ну, я уже писала.

Спокойной ночи.

6 июля. BELLA РУССО ТУРИСТО.

(Варшава)

Первый день палаточной жизни всегда тяжелый. Пока организм адаптируется, пока поймет, что за удобствами надо пройтись, домик  поставить, постель надуть,  носки найти в трех тоннах барахла, пусть и рассортированного с математической точностью, но по всем подлым законам эти носки будут лежать в самом дальнем углу самого дальнего ящика…

Это трудно, безусловно. Но это временно. Потом  — адаптация,  в тебе просыпается  счастливый первобытный человек.

Зачем нам это надо? Почему мы не едем в Турцию на пляж, как нормальные люди? Ну, во-первых, нам скучно ездить в Турцию на пляж. Вероятно, здесь все дело в нашей ненормальности. Во-вторых – за  месяц с четырьмя детьми и жаждой экскурсий, выездов  и знаний мы убьем наш полугодовой бюджет, если будем жить в отелях. Поэтому мы экономим на удобстве, выигрывая во всем остальном.  А самое главное – нам хочется событий, драйва, погружения в историю, хочется вжиматься в новую страну полностью, понимать ее изнутри,  видеть не белый фасад ее гостиницы, а ее саму… Мы испорчены спортивным ориентированием с детства. Нас когда-то укусил бешеный белорусский  комар в пионерских походах.

Велосипеды можно сбрасывать вот так.  Но это – полумера. Для того, чтобы полноценно копаться в багажнике, их  надо отстегивать совсем.

В общем, проснулись, расправили измятые лопатки, выползли на свет белый. А там солнце… и вай фай. Варили кофе, ели бутеры. Нас посетила бабочка.  Потом мы посетили Декатлон, купили кучу всякой ерунды. Глеб вспомнил, что забыл паспорт  в ресепшене кемпинга.  Пока он ездил, мы гуляли по польским маркетам. И там, конечно, сплошные  русские и белорусские. Летние закупы в самом разгаре, скидки, радостное: «Ой, смотри, штаны какие!» Мужественные  женщины-марафонки  на каблуках… Всюду – отголоски  ЧЕ по футболу – сувенирка со скидками, в кафешках – кухня стран-участниц. Мы хотели взять где-нибудь супа, но не нашли ничего подходящего, один фастфуд. Взяли пельмени, представленные в номинации «Россия».  Драников не было,  обозначить свою национальную идентичность таким образом не получилось.

“Ночные волки”)

Пельмени были зверские,  твердые и огромные. Попросили завернуть их с собой. Морозов купил еще одноразовый мангал, и – уже в кемпинге – подкоптил эти пельмени, пока дети катались на великах. Получилось хорошо. Плюс сыр в пите. Красота.

Легли спать довольные и на матрасах.

7  июля. ФОРС МАЖОР.

(Польша-Чехия)

Утром взяли курс на Брно.

Еще в Минске Глеб договорился со своим уже чешским другом Шурой, что тот купит нам в Чехии новую резину. Она там дешевле.  Запланировали так, что приедем  в субботу вечером, в воскресенье погуляем по Брно, в понедельник поменяем резину и поедем дальше. Мы бы ее поменяли и в субботу и в воскресенье, но хотелось и с Шурой пообщаться. Да и не работает в Шуриных окрестностях в выходные автосервис. В общем, планы наши имели довольно четкую конфигурацию и мотивы, но сначала в дело вмешалась польская дорога… Она вечно строится, она долгая, нудная, медленная, с мотанием между пилонами. А потом, когда началась Чехия,  случилось вот что.

Сначала мы вспомнили, что забыли посылку для Шуры.  Ее привезли нам в Минске, очень просили не забыть…

Забыли…

Расстроились…

А потом…

У нас отвалилось колесо.

То есть, отвалиться совсем оно не успело –  Морозов был бдителен, и начал прислушиваться к машине за полчаса до события. И когда постукивание сменилось хриплым пппффaхххт-т-т-т-т – сдал к обочине…

Из пяти шпилек из строя вышли четыре…

Они вывалились из колеса и лежали себе рядком…

Картина эпическая…

Потом были технические процедуры, раздумья, звонки Шуре, до которого не доехали 16 км.

Потом Глеб колдовал над машиной, а мы с детьми – ну, а что делать? – вынесли на обочину подальше наши складные стульчики и наблюдали. Беседовали. Смеркалось.

К нам приехала полиция, уточнила,  зачем это мы тут так подозрительно сломались на их прекрасной чешской магистрали?  Глеб сказал, что все окей, скоро нас заберет друг.

Потом наступила ночь…

А дело в том, что Шура никак не предполагал, что мы решим сломаться. И в ожидании нас в субботний вечер успел уже накатить немножко виски. И сидел он себе,  наслаждался букетом, слушал джаз,  мариновал шашлычок…

Могу себе представить слово, которое было исторгнуто Шуриным интеллигентным организмом, когда он получил морозовскую  отчаянную смску…

Но Шура не подвел.

Половина города была поднята им по тревоге, оказывается. Искался большой эвакуатор, чтобы доставить нашу красавицу в ремонт. Искался ремонт (а в выходные, напомню, там ничего не работает. Тем более, вечером). Искались наличные деньги, поскольку Шура не планировал траты,  а  погрузчик требовал наличные, и нужен был банкомат, а банкомат не работал… Искался трезвый водитель, в конце концов…

А мы в это время сидели в чешском поле.

А Шура пил молоко литрами  и организовывал нашу эвакуацию.

В конечном итоге, когда уже пришла помощь, мы успели изучить карту всего неба, поужинать  и даже поспать.

Нашу лапочку-крайслер   увезла одна машина, нас – другая.

Вечер, несмотря на приятную компанию, интернет и виски, получился печальный…

8 июля. ВЫХОДНОЕ НЕДЕЕСПОСОБИЕ.

(Брно)

… Утром ездили в автосервис смотреть на нашу машинку. Взяли там какие-то вещи. Ездили на велосипедах. Выгуляли.

Вывели детей погулять на площадку.  Площадка у супермаркета, общественная, всем доступная, такая чудесная!  Дети пока на всем не прокатились, пока все не ощупали, пока на всем не попрыгали, делали вид, что не знают нас.

Европейский тренд – детские площадки а-ля натюрель. Витое из веревок, плетеное, деревянное,  удобное для ползания, приятное для глаза.

А для любителей ощущений поострее – взрослые “лазалки”. Кто-то карабин забыл)

Морозов тоже немножко снял стресс, прокатившись, покачавшись и попрыгав…

История о том, как один мальчик не дождался качелей.

Или вот такой еще способ развеяться)

Но как-то более-менее стабилизировать Глеба смог только кальян. Маленький, ручной, в чемоданчике, купленный еще в Варшаве, душеспасительный кальян.

PS: «Кальян» по-чешски – «воднедымка».

9 июля. WAITING

(Брно)

Утром  в понедельник все в окрестностях заработало, мы смогли получить фитбэк по машине. Он был так себе – нужные шпильки надо ждать 3 дня…

3 дня…

Вот такой блокнотик купили Матвею в чешских канцтоварах.

Мы уже должны были быть в Германии в это время… У нас план по Штутгарскому зоопарку срывался… И не только…

Мы еще как-то пытались переиграть этот сценарий. Шура и Морозов искали  шпильки всюду,  даже вычислили  какой-то вариант «сегодня-на-завтра»…

10 июля.  

(Брно- Прага)

Только он не сработал… Сегодня-на-завтра шпильки не привезли. Шпильки поехали к нам длинным путем. И тогда Морозов решительно сказал:

- Едем смотреть Прагу.

(А Прага изначально в наших маршрутных листах  не значилась, на всякий случай. Мы как-то всегда этот  славный город оставляли на потом.)

Созвонились с  давнишним приятелем и бывшим коллегой по Альфарадио  Виталиком Рачковским, он подтвердил свою готовность принять наш дружный  коллектив у себя в Праге.

Мы сели в автобус и налегке, с двумя рюкзачками – в Прагу.

Два часа в автобусе с бесплатным вайфаем, с кофе, с телевизорами… это все равно совсем не то, что в нашем крайслере.

А в Праге нас встретил улыбчивый Виталик, и немедленно повел в пивной ресторанчик.

Виталик.

И оказалось, что мы зря ни разу не были в Праге!

Еще оказалось, что если пена остается на стенках бокала, то пиво свежее. Мне-то все равно, я пиво не пью, а вот кому-то информация может пригодиться.

Пена-пеной, а телефон все равно вне конкуренции”. (Второе название полотна : “Ой, что там, за бокалом, синеется?”)

А еще оказывается, что «салат из огурцов» в чешской транскрипции – это вот такой огуречный фарш.

“Вепрево колено”обязательный пункт кулинарной чешской программы.

NB. Когда чехи хотят попросить чек, они сообщают официанту: “Мы заплатим”.

Виталик живет почти в центре, рядом с Площадью Вацлава. Людно, живо, празднично.

Благотворительная акция. Строительство какой-то больницы. Всем желающим предлагается купить кирпич и расписать его.

Желающих хватает.

Прямо на площади стоит мужик с плакатом «Верните мне мою собственность».   Охотно объясняет, в чем дело.

Мы выслушали, но так и не поняли, в чем же проблема. Какое-то наследство, какие-то имущественные права, но главное – стоит себе, вполне уверенный, позирует, машет рукой Позже мы еще наблюдали  протестующих по разным поводам.  Буднично так, спокойно…

Матвей был потрясен, увидев на тротуаре «конструктивно выделенный», приподнятый  плиточной волной вверх крест. Оказывается, на этом месте в 1968 году двое студентов подожгли себя в знак протеста против ввода советских танков… Можно представить, что променаду  этот крест мешает.  Но возмущенных нет.

Вечером  сидели в Виталиковой квартире, дети копались в интернете, пили чешскую кофолу, а мы с Виталиком вспоминали наше такое славное прошлое.

И вдруг Виталик сказал, что сегодня ночью должен уехать в командировку…

Продолжение следует. Больше фото здесь.

Запись опубликована в рубрике Новости, Путешествия. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Оставить комментарий