ЛЕТО 2012. ПОЕЗДКА В ИСПАНИЮ. 6.

17 июля. МАРШРУТЫ, КОТОРЫЕ МЫ МЕНЯЕМ.

(Швейцария-Франция)

Ночью вокруг была зима. Утром все ходили вялые, подмерзшие, а солнце так медленно всходило, так долго не могло справиться с горами вокруг.

Но как только справилось – так снова и лето. Катя сбросила зимнюю куртку,  и айда кататься на велосипеде.

Белье наше за ночь не то, чтобы не высохло, а даже как-то и задубело. Сырое сняли и забросили в машину.

Берег Женевского озера.

Франция.

И сразу – платная дорога. И сразу нашу кредитную карточку съел аппарат. Морозов начал жать на кнопки, ругаться совсем не по-французски, тут откуда-то появился вежливый француз-контролер, быстро карточку достал, извинился… На этом, правда, недоразумения с аппаратами, собирающими дань, не закончились. Всю дорогу дальше они считали наш крайслер фурой и выдавали чек в окошечко, расположенное над уровнем крыши. И Морозов, чертыхаясь, каждый раз выходил,  забирал этот чек, задрав руку.

Во Франции у нас случился окончательный сбой маршрутной программы. По предварительным планам мы хотели заехать в несколько интересных местечек во Франции, но тогда мы точно не вписывались в график моря. Значит, надо что-то выбросить. Что? Лавандовые поля с термальными источниками? Карьеры из красного камня и прыжки с тарзанки в форте Эссейон? Винно-сырный загул в Марселе? Принять решение на ходу не получалось, нужен был интернет. Свернули в город Анси, полагая, что там наверняка будет кофейня с открытым вай фаем.

В итоге потратили полдня на поиски этого вай фая. Хотя Анси оказался прелестным.

Главный город Верхней Савойи, на въезде жаркий и обычный, к центру он полностью преображается и становится маленькой  Венецией.

Мы бы еще долго по нему гуляли, но нам надо было ехать в Испанию, а еще раньше нам был нужен вай фай.

В итоге нашли какое-то кафе с интернетом. Пришлось взять довольно дорогие кофе и лимонад, но зато мы нарисовали себе маршрут и подсмотрели за местными.

Местные в баре – пожилые. Французские старички, ухоженные, крепенькие, попивающие вино. Забегают, конечно, и туристы, вот мы, например, но это – временное явление, на эту ерунду  никто здесь внимания не  обращает. Играет хард-рок. Бармен – тоже мужичок в годах, – со всеми устало-весело перебрехивается.

Наш новый маршрут пролегал через термальные источники в Дижоне.

Но когда мы приблизились к повороту на Дижон, мне вдруг настолько явственно пригрезилось  море, что я попросила Морозова никуда не сворачивать с трассы. Морозов очень удивился. Явно в очередной раз усомнился в моей вменяемости – зачем тогда было тратить время на перепрокладывание, на заезд в Анси, на вай фай? Ехали бы и ехали… Но спорить не стал. В итоге так и погнали  прямо к морю. Без Дижона.

Было решено встать где-нибудь в пригороде Марселя,  выспаться, а  утром продолжить путь к морю.

Розовый вечер в Провансе.

Стемнело. Можно было уже и ночлег высматривать, лечь поспать, а завтра с новыми силами встать на путь к воде.

Но Морозов в последний момент тоже передумал и сказал, что никаких остановок не будет. К морю мы попадем сегодня.

Так и случилось. Несколько раз приходилось останавливаться и выбираться  наружу за чеком для оплаты нашей «фуры», несколько раз включать папку «Русский рок», чтобы отогнать Морфея… В полной темноте, глубокой ночью, переходящей в утро, мы причалили к воротам кемпинга на берегу Средиземного моря и доспали свое прямо в машине. Дети к тому времени уже привычно видели сто сорок второй сон.

18 июля. МОМЕНТОМ… В МОРЕ.

(Франция. Монпелье.)

Спать в машине удобнее всего, когда можешь пятками  упереться в лобовое стекло. Мешают, правда, пятки сидящей (спящей) сзади Кати, которая вместо лобового стекла использует меня. Зато ноги Матвея очень удачно можно  применить в качестве  подушки…

Жарко…

Как не ворочайся, как не отворачивайся, а утром на Средиземном море на открытой автостоянке солнце всюду.

А где Морозов? А вот он, бодренький, едет на велосипед, размахивает кофейком,  а из-за спины торчит багет, прижатый багажником…

Мы же во Франции, мадам)

Пометались между двумя-тремя кемпингами (на велосипеде) и осели в  каком-то. Предполагалось, что дня на два, чтобы отсюда спокойно еще съездить куда-то во Франции, спокойно покататься на великах, сыры-вино…

Быстро разобрали палатку, сели на велики – и к морю.

Средиземное море.

Дети с визгом  – в воду.

Мы – степенно.

На пляже полно детей и дам топлесс.

(фото запрещено цензурой)

В камнях рядом копошатся люди с серьезными лицами и ловят что-то, что складывают в пластиковые контейнеры.   Мидии.

Морозов жестами уточнил – а зачем?

Ему жестами объяснили, что он ничего не понимает в мидиях…. Их же едят!

Потом вернулись в кемпинг, и как-то очень с любовью приготовили макароны по-флотски, и с удовольствием съели купленные на заправке рокфор и бри, и вино без имени-звания, но все равно французское…  В кемпинге началась увеселительная программа – диско с обязательной «Носа… носа… а си е серената»… Матвей и Катя носились на велосипедах с французскими детьми…

Как и в южной Италии здесь – местный Крым. Сюда едут свои, а туристы выбирают места помоднее. Ниццу, там… А тут – только французы. Ну, и мы. Еще на пляже, помню, Катя прибежала и обалдело-восторженно закричала:

– Мама! Они тут ВСЕ ИНОСТРАНЦЫ!

… Катя прибежала и сейчас, вечером, в кемпинге. Вернее, приехала, прячась за машины.

Сказала тихонько:

– Мам, можно тебя?

Оказывается, упала. И разодрала коленку. И сильно.

И сразу тонус вечера изменился. Началась суета… а где перекись… а где зеленка… а где все остальное…

Пригодилось все, что осталось от Морозова.

19 июля. «ВЫ ДОСТИГЛИ КОНЕЧНОГО ПУНКТА».

(Франция – Испания.)

Утром посовещались и решили, что раз купаться Кате с таким ранением нельзя – поедем дальше. В Испанию. А Прованс осмотрим в другой раз.

Горлицы? Южные кукушкоголуби. Только кричат не ку-ку, а у-гу-гу. Особенно громко – утром, на рассвете, когда самый сон.

Путь в Испанию пролегает по берегу Средиземного моря, иногда уходя вглубь материка, но все равно возвращаясь.

Пиренеи.

«Те же Альпы, только в профиль» – глубокомысленно заметил  Егорыч.

Скоростная дорога лишает возможности ощутить все прелести горного переезда. Гладко, быстро, не успеваешь оглянуться – Испания.

Доехали.

Что можно сказать?

Радостно. Сразу достали разговорники-словари. Научила детей основным словам и фразам («Здравствуйте», «До свидания», «Спасибо», «Пожалуйста» и «Где здесь туалет»)

В школе я учила испанский. Никто не понимал меня. В смысле – не только испанцы меня не понимали и не понимают, но и простые минские люди, которые все как один в то время учили английский. Ну, вот такая у меня была школа. Я даже неплохо училась и до сих пор помню испанский стишок про скамейки. («Комо сон лос банкос? Лос банкос но сон бланкос… Лос банкос но сон рохос… Но крео а мис охос!… и т  д.)   Мне казалось, что я смогу достойно участвовать в коммуникациях в этой поездке… Я ошибалась…

Платная дорога встретила нас приятно: местный автомат оказался на порядок интеллектуальнее своего французского коллеги – он сам считал мелочь. Мы просто сбросили в приемник монеты, он поворочал их в пузе и написал, что надо еще столько-то.  Мы еще бросили. Он сказал «Спасибо» и дал сдачу.

 

Испанская песочно-каменно-хвойно-кипарисно-агавовая обочина. Белые домики, каменные развалюхи…

И сразу экзотика – дорожные проститутки. Не на скоростной трассе, но на съезде в города. Чинно, на стульчиках, красивые, в эротическом бельишке.

Но не будем отвлекаться))

Ответственный момент. Надо выбрать кемпинг, в котором мы проведем не меньше недели.

Объехали несколько, все было вроде и ничего, но как-то не так. То пустовато, то скромновато, а самое главное – нет интернета. Все уверяют, что есть, а на деле – нисколько.

В конце концов  осели в шикарном кемпинге Buena Repa. Коста Брава, солнце, пальмы, туристический рай… Людей там было многовато, конечно, но нас вдохновило найденное местечко – прямо на берегу моря. Как-то все сомнения рукой сняло – хотим поставить палатку на берегу!  Прямо в песок! Потом уже  стали думать – а как укрепить, а как быть с жарой, а чем прикрыть себя, машину и палатку в обед, если мы как на ладони… Помчались по магазинам искать тенты, еще что-то, чем можно украсить наше жилье. В итоге, когда мы уже заплатили деньги и поехали ставить палатку, нам сказали, что на берегу можно только с кемперами и с доплатой – это ж царская ложа… Ну, мы были и рады доплатить, но где нам взять кемпер?

В итоге нам указали какое-то совершенно левое место рядом с туалетом. До нашего появления здесь была тропа народная, и мы, встав на пути у людей, никому не принесли счастья.

Мы все ж попытались наладить быт на этом участке Испании, сварили какую-то еду, перевязали Катю, поулыбались проходящим мимо посетителям туалетов.

Ну, и что, что тесно? Ну, и что, что людно? Ну, и что, что мимо нас все время ходят по нужде?

Зато море рядом.

Потом еще оказалось, что участок имеет уклон, и к утру нас всех прибило к краю палатки и вниз головой, отчего мой и без того  некрепкий разум окончательно стек в правое  полушарие.

Но мы должны были ехать в музей Сальвадора Дали. Может, с некрепким разумом туда – даже лучше?

 Продолжение следует.

 

Запись опубликована в рубрике Новости, Путешествия. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Оставить комментарий