ЛЕТО 2012. ПОЕЗДКА В ИСПАНИЮ. 3.

13 июля. РЕСПЕКТ.

(Прага- Штутгарт)

Утром – перевязка. Я, признаться, была уверена, что надо к врачу, зашивать это отверстие под Морозовской лопаткой. Но мне было отказано в понимании.

Надо отдать должное – Морозов в экстремальной ситуации расцветает.  Проблемы его бодрят и питают. Это не новость. Есть опасение, что в поиске бодрости Морозов сам проблемы и создает… Хотя это тоже не новость… Но вот то, что для него перекись водорода – не перекись, а так, роса – это да, удивительно…

Заново собрались, выехали.

Еще какое-то время выползали по пробкам  из  Праги, из окна фотографируя недофотографированное.

ТАНЦУЮЩИЙ ДОМ”.

Офисное здание  в стиле деконструктивизма, состоит из двух цилиндрических башен: нормальной и деструктивной. (смешная википедия) Авторы проекта — хорватский архитектор  Владо Милинич и канадский архитектор Фрэнк Герц. Строительство дома курировал лично Вацлав Гавел.

По нашим подсчетам мы должны были быть сейчас в альпийских горах.

Решили не нервничать по этому поводу и отменить все планы. Как будет — так и будет.

В таком революционном настроении въехали в Германию.

И сразу же  в джипиэсе –  снятие ограничения скорости, и бодрый немецкий язык в приемнике, и бесконечные поляны солнечных батарей.

Как и всюду в Европе много автосалонов. Но в этот раз – сплошь смарты. «Они там на полках продаются» – заметил Матвей.

Довольно быстро приехали в Штутгарт и были тепло встречены Морозовской сестрой Элиной, ее мужем Сашей и сыном Андрюшей.

ЭЛИНА

Родная сестра Глеба Морозова. Математик. Преподаватель. Жена математика Саши, профессора, преподавателя. Мама троих детей. Подробнее  тут.

ШТУТГАРТ

Столица земли Баден-Вюртемберг. Считается одним из крупнейших инновационных, промышленных и культурных  центров Европы и имеет самый высокий уровень благосостояния среди всех городов Германии.

 

После прекрасного грибного супчика  отправились с Элиной в аптеку за перевязочными материалами для Морозова. Я долго показывала захваченный в Минске и уже истраченный бинт, в конечном итоге нам принесли большую упаковку марлевых салфеток. Их было слишком много. Мне тогда показалось…

14 июля. БЛАГО И СОСТОЯНИЕ.

(Штутгарт)

Я вижу Элину второй раз в жизни, и второй раз в жизни она мне нравится. Приятный, спокойный человек, Минск она уже не вспоминает, для нее дом – Америка.  В Германии Элина выполняет функции жены и мамы – здесь сейчас работает  Саша, ну и семья приехала за ним на полгода. В свободное от хозяйства время Элина с младшим сыном Андрюшей учит немецкий. В свои десять мальчик свободно говорит по-русски и по-английски, вот сейчас еще добавит немецкий.

Утром попытались все вместе перевязать Морозова, он отказался от перевязок и лечения (так и запишите)).

Значит – следующий пункт программы. Музей Мерседес-Бенц.

Штутгарт –  родина Мерседеса и оплот Даймлер. На улицах полно мерсов  всех мастей, но больше всего юрких смартов. Ни одной ламборджини, ни одного майбаха – а вот в Праге их навалом. В принципе общий фон Штутрагрта очень сдержанный. Вот так посмотришь на город и ни за что в жизни не подумаешь, что «самый высокий уровень благосостояния». «Скромное обаяние буржуазии»…

Сначала – общественный транспорт. В Штутгарте есть какие-то совершенно уникальные трамваи, которые ходят и под землей, есть горный трамваи, есть фуникулер. Нам досталась городская электричка-метро.

В метро, машинист. “Ну, я поехал?”.

Путь от остановки поезда  к мереседесовскому гнезду больше похож на прилегающие к шабановским подвалам территории. . А ведь можно представить, что тут толпа народа ежедневно курсирует к музею и обратно. Хоть бы одна растяжка, хоть бы один ситилайт или билборд захудалый.

Музей модернистский, обтекаемый, всем своим видом намекающий на респектабельную, но вместе с тем неброскую прелесть  «мерина».

Лифт.

Очередь, улыбчивые фройляйн в ресепшене – и вот нам выдают аудиогиды и мы загружаемся в космический лифт, который умчит нас на  седьмое небо восьмой этаж мерседесовской истории.

В лифте.

Первый экспонат – Лошадиная Сила.

“Пока не появился автомобиль, в Штутгарте  было тихо и мирно”

Экспозиция перетекает с уровня на уровень спиралевидно и плавно.

Начинается все с первого мотора, первых экспериментов Карла Бенца.

Пламенный мотор. Первый.

В 1886 году создана трёхколесная самоходная повозка с бензиновым двигателем. В этом же году её создатель — Карл Бенц получил патент на изобретение. Первый в мире трёхколесный автомобиль готов и запущен в серийное производство.

Через семь лет, уступив Даймлеру первенство, Карл Бенц создает свой четырёхколесный автомобиль, а в следующем году еще более совершенная конструкция под странным названием «Велосипед» идет в серию.

В 1890 году Готлиб Даймлер, в городке Бад Каннштат недалеко от Штутгарта, основал компанию своего имени — «Даймлер-Моторен-Гезелльшафт», решив выпускать созданный четырьмя годами ранее им и  Вильгельмом Майбахом четырёхколесный автомобиль. После ряда не очень удачных попыток, которые всё же нашли своих восторженных покупателей, конструктору В. Майбаху в 1901 году удалось создать успешный образец. По настоянию консула Австро-Венгерской империи в Ницце и, по совместительству, главы представительства «Даймлер» во Франции Эмиля Еллинека автомобиль был назван в честь Maria de las Mercedes, Девы Марии Милосердной (от латинского «merces», «дары»), так же в честь которой были названы все его дети, в числе которых была небезызвестная дочь консула Мерседес.

Отдельный стенд – создатели. Оказывается, у Карла Бенца была супержена Берта, которая не только поощряла технический авантюризм мужа, но и первой тестировала его изобретения.

5 августа 1888 года Берта  взяла без ведома мужа автомобиль и совершила на нём поездку с детьми из Мангейма в Пфорцгейм, навестить свою матушку. За день преодолела 106 км. По пути  несколько раз покупала бензин в аптеках (он продавался там как чистящее средство) и чинила тормоз и приводные ремни у шорника. Несколько раз пришлось преодолевать подъемы, толкая автомобиль в гору, и позже  Берта посоветовала мужу установить на автомобиле коробку передач.

Картинка в музее невероятно гламурная.

Машины разведены по годам, по этапам судьбы производителей, автомобилестроения и Германии.

Оформление на высоте, фотоаппарат стонет от счастья и просится фотографировать еще.

Звуковое сопровождение, подробные тексты у экспонатов и в аудиогиде.

Для того, чтобы аудиогид заработал, надо долго искать нужное положение,  направлять, жать кнопочку.

Есть столики для утомленных странников, можно посидеть, отдохнуть, перекусить космической еды. Мерседес мерседесом, а  обед – по расписанию.

Этаж нэповского шика начала прошлого века…

Этаж военной правды, когда «Даймлер-Бэнц был вынужден сотрудничать»… И когда англо-американские вэвээс сравняли империю Бенц-Даймлер-Майбах-Порше с землей….

Этаж послевоенных цветов и миравовсеммире.

Этаж вчерашнего дня…

Этаж сегодняшнего…

Спортивная тема…

Как и всюду в Европе – много колясочников. И всюду (и в Европе, и в музее)  – специальные лифты и пр.

Матвей и Папамобиль.

Мерс Ринго Старра.

А вот этот автомобиль снимался в Парке Юрского периода.

Автобус немецкой сборной по футболу. А за рулем – Катя)

Дети  набрали бесплатной сувенирки, и потом еще две недели у нас по всем углам сияли мерседесовские трилистники.

Опрос на выходе из музея (в опросе участвовали Катя, Матвей и Глеб) дал неожиданные результаты –  жаркий и лаконичный технический музей в Праге понравился всем этим людям больше, чем роскошный мерседесовский… Воно  оно как, Михалыч…

В ожидании метро-трамвая.

После музея поехали на Рыбную Ярмарку.  Вероятно, это событие имеет какое-то другое название, но мы запомним так.

Шлосплац. Центр

Музыка, свет, простецкая (но не дешевая) еда – какие-то бесконечные бургеры, бутеры и хотдоги. Много фастфудных инноваций – бургеры с разными рыбами и еще чем-то, бутеры с разными морскими тварями и еще кем-то, все варится, жарится, запекается и намазывается on-line.

Пиво рекой. Длинные столы, огромная сельская свадьба в самом успешном городе Германии.

Мы с Морозовым намотали несколько кругов по территории фэста, пытаясь понять, где она – граница между тем, что мы понимаем и чувствуем, и что понимают и чувствуют самые успешные в самой успешной….

Не было границ. Люди все возрастов и сословий с одинаковой радостью лопали бургеры и бутеры, вливали в себя  литры пива, тут же на месте танцевали, фоткались, обнимались…

И если что и отличало внешне эту тусовку от привычной серебрянской, так это наличие детей,  стариков,   колясочников  и   полное отсутствие агрессии.

Простецкие, одетые, улыбчивые, искренне гуляющие, но при этом никак не нарушающие мой приват, удивительным образом совмещающие чадящее веселье и вежливость.  Это был самый что ни на есть народный праздник, но без всякой опасности быть затоптанным разгулявшимся народом. Именно праздник. Именно радость.

Мы съели по бургеру, что-то выпили, и добренькие, благодушные, но чуть менее благосостоятельные (за один  бургер – 3 евро), отправились домой.

А… нет… не сразу…

Короткая прогулка по городу.

Стеклопакет”

Старого осталось немного –  Штутгарт разбомбили в 1944-м.

Зависли в кафешке на улице…

Ели мороженое… кажется…

И даже, кажется мы с Элиной потом ездили в какой-то относительно ночной магазин – а их немного, порядочные бюргеры все покупки делают днем, не суетясь,  планируя заранее – и там затаривались на завтра, на дорогу… Это я уже помню смутно…

А там еще Морозов курил свой кальян на огромном балконе  на одиннадцатом этаже квартиры Элины и Саши…  А внизу переливался огнями самый благосостоятельный  и  благодушный Штутгарт…

А завтра начиналось, собственно, наше путешествие  на юг,  в Испанию.  Гостевая часть подошла к концу, нас ожидало…  ах, если бы мы только знали тогда, что…

 Продолжение следует. Больше фото – здесь.

Запись опубликована в рубрике Новости, Путешествия. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Оставить комментарий