ЛЕТО 2012. ПОЕЗДКА В ИСПАНИЮ.13.

 

2 августа. КОЛДОВСТВО КАКОЕ-ТО…

(Испания. Сараус – Сугаррамурди)

Утром покопались в интернете и нашли, что тапас  означает «закуска». То есть, закуска в принципе, нечто маленького размера, съедобное, чем можно как-то заесть вино. С таким же успехом можно было требовать дать нам “десерт”. (“Дайте нам десерт! ” “Какой, сеньор?”, “Десерт!”, “Да, но какой?”, “Как, какой? Десерт нам дайте! Нам надо попробовать десерт!!”)   Тапас в каждом баре свой, принято пробовать вино и тапас в разных барах, потом ехать «на тапас» в другой. (Мы явно стали умнее после этой поездки)   По легенде, король Кастилии и Леона Альфонсо X Мудрый (1221-1284) обязал трактирщиков  угощать посетителей — гражданских и служивых — закуской. Иначе посетители сильно напивались. А так им приносили не только бадью вина, но и клали сверху какой-то бесплатный бутер. (“Тапас” – означает “крышка”)      Из чего мастерился этот “тапас” – не  принципиально. Что было,  тем и угощали трактирщики своих гостей. Правда, хитрили,  шельмы, делая “тапас” все компактнее. Теперь уже тапас не бесплатный, можно не экономить на размерах и составе.

“Наварра” по-испански и по-баскски.

Этот день мы решили провести посказочнее. Завтра уезжаем из Испании, вот в чем дело.  Значит на вечер – океан, а в сиесту… к ведьмам.

В горах Наварры есть деревушка Сугаррамурди. В 1610 году святой инквизиции там пришлось потрудиться. Жгли ведьм. А все началось с того, что простая деревенская девушка Мария призналась прихожанам церкви, что она ведьма. Что летает по ночам, варит зелье и так далее. И что добрая половина деревни  такая же. А в пещерах неподалеку регулярно случаются шабаши, на которых присутствует сам дьявол.

Путь в Сугаррамурди такой же экзотический, как  история.

Сначала нам пришлось выехать вдоль океана во Францию, потом тут же свернуть обратно в Испанию и так еще много раз.

«Дети, мы во Франции… А нет, погодите, в Испании… Нет, снова во Франции».

Дорога пошла вверх, в горы, сделалась извилистой.

Но теперь вокруг были не ущелья, а дубовые и буковые кущи. И это было… эээ… в общем, подходило к истории о ведьмах.

Уютный серпантинчик.

«Тревожные события последнего времени, нарушающие покой и порядок этого северного края, начали не на шутку беспокоить правителей королевства. Урожаи гибли из года в год. Гром и молния стали обычным делом, однако от этого они не переставали наводить ужас на население. И никто не сомневался, что эти гремящие перуны вылетают из кузницы самого дьявола.

Домашние животные словно посходили с ума. Куры несли пустые яйца, а если хозяевам и удавалось отобрать у них хотя бы одно полновесное, то внутри обнаруживали черную зловонную слизь.

Собаки перестали стеречь дом и чуть что забивались под кровать, а при попытке вытащить их оттуда делали под себя от страха. Кошки без всякой видимой причины начинали жалобно мяукать, ероша шерсть и выгибая спины. А коровы давали кислое, никуда не годное молоко.

Родители взывали о помощи, поскольку их дрожащие дети рассказывали, что по ночам, когда они засыпали, ведьмы забирались к ним в окно и уносили на шабаш, где вручали им прутик и заставляли пасти стада жаб, разодетых в праздничные платья. Перепуганные отцы и матери ночи напролет не отходили от заколдованных детей, мешая им заснуть, однако стоило им притупить бдительность, а детям начать клевать носами, как ведьмы снова их похищали.»  (Нерея Риеско «Ведьма и инквизитор»)

История Марии  быстро долетела до высокопоставленных испанских ушей. А поскольку народ уже давно жаловался на голод и недоразумения (он ведь, народ, всегда это делает), то вот как раз нашлись виноватые.

И началась охота на ведьм.

По нервной, но красивой дороге, то въезжая в Испанию, то выезжая из нее, добрались до Сугаррамурди.

Первым делом нас встретили любовно выложенные из  прутиков намеки на ведьм.

Сугаррамурди – эталон сказочной деревни.

Сахарные домики  диснеевского  колорита,  какие-то ставенки-цветочки, зеленыехолмы, трактирчики.  Пошли гулять, дивясь и фотографируя.

 Сугаррамурдские заборы.

 Улицы Сугаррамурди.

Окраины Сугаррамурди. Спальный район.

И сразу стало понятно, что деревня прекрасно знает, что мы будем ее фотографировать.

Отлично подготовилась.

В нужных местах- – ведьминские символы, обереги.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

А там, где веточек не хватило – просто стол с цветами посреди улицы.

Хотя, может быть, это в традициях?

В Европе в принципе любят жить, окружая себя красотой.

Вот этот заброшенный дом нас очень впечатлил. Реально он заброшен, или это фейк?

 

 

 

 

   

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Музей ведьм находится на окраине, в здании  старого госпиталя.

Пока Глеб выяснял насчет билетов, мы с детьми исследовали окрестности. Вот, пожалуйста.

Как бы заброшенный дворик напротив музея.

Ну, разве не ведьмы оставили после себя этот дизайн?)

 

Милейший мальчик в ресепшене долго смущенно пытался принять нашу кредитку, она никак не проходила. В итоге мальчик сказал, чтобы мы шли так – это же их проблемы, а не наши.

История началась с кино о той самой Марии, о процессе, о том, как сразу же и скрутили всю Сугаррамурди и жителей окрестных деревень.

 

После умелых допросов почти все признались.

В общем, казнили бы полнаварры к чертям, если бы не пытливый (каламбурчик!) инквизитор Алонсо де Саласар Фриас, который  был против такого повального очищения. «Не существует ни ведьм, ни околодованных, пока мы не пытаемся описать их» – вот так сказал этот человек. Имея ввиду, я так понимаю, вечный закон, что виновные находятся ровно в тот момент, когда мы начинаем в них нуждаться.

Процесс над деревенскими длился два года. В итоге одиннадцать жителей Сугаррамурди были сожжены. В том числе и та самая Мария, которая и призналась. Ее, правда, живьем не жгли – все ж, раскаялся человек, настучал на своих. Ее сначала задушили.

Второй этаж музея – черные покосившиеся столбы с именами  погибших и пострадавших в охотах на ведьм.

Дальше – артефакты. Чем пытали, где содержали ведьм и колдунов.

Ну, и ведьминские уголки –  печки, котлы, пучки трав. Вот тут варилось зелье из жаб, цикуты и мандрагоры.

И все, что угодно могли лечить эти ведьмы. Или все, что угодно убить.

А то, что люди в те времена и сами мерли, что погода лютовала сама собой, что мужья женам просто так изменяли, без колдовской причины – это уже не так важно.

По сути, наказаны были те, кто знал природу, врачеватели, травники. Ну, и просто красивые бабы. Это же грех…

Музей забавный. Чувствуется – и не в первый раз в Испании, — что деньги качаются из чего угодно. Любой факт или его отсутствие становятся поводом для установки на этом месте интерактивного экрана, или стенда с живописными тенями и метлами, или еще чего угодно – лишь бы эффектно заполнить пространство.

Но раздражения эта старательность не вызывает – сделано все действительно качественно.

Да и тема, в общем, вечная. Создатели музея постоянно намекают на то, что «ведьм нет, пока мы не пытаемся их описать». Сколько еще на свете  грехов, которые надо строжайше искоренить? Порадовать  простой народ?  Инквизиция не дремлет.

Кто из нас не был хоть раз жертвой  шептуна или жабы, врущей в глаза?

В этом смысле мы все – ведьмы.

Морозов искренне радовался тому, что будет, наконец, сатисфакция. Три года назад мы на озера Лох-Несс привезли свое чудовище – его, Глеба. А сегодня в деревню ведьм – свою ведьму. Меня. Время от времени Глеб ласково уточнял, каково мне на исторической родине?

Мне было хорошо.

Скамейка в одном из частных   дворов. 

Из музея широкая дорога ведет к тем самым ритуальным пещерам.

Вход в пещеры оформлен, как и любая сувенирная лавочка – все те же ручки, магнитики, блокнотики, только не с быками, не с губами Дали, а с ведьмами.

 Добрый  взгляд местной жительницы-кассирши)

И вот уже гуляем по ленинским ведьминским местам.

Столик-карта. А там, вдали – Сугаррамурди. 

И снова старательно отмеченный, огороженный, продуманный маршрут. Но это приятно, это хорошо – кто-то вот придумал, как освоить буйную красоту Сугаррамурди, потратился на  бревна и плотников.

 

Пешеходный серпантин вниз, к ручью.

 

А вот  ручей Олабидеа.

Согласно исследованиям тех дремучих лет, он берет свое начало в преисподней.

Ручей скромный, чистый, осторожный. Вокруг все истоптано.

В  самых лучших для фото местечках – маленькие очереди. Туристов не много, но они есть. Кроме нас —  еще две-три компании. Не русские.

   Еще какое-то время шли вдоль ручья к той самой пещере, которую продолбил  ручей – 120 метров в длину, 12 в высоту.


Пещера  хороша.

Огромное, непонятное пространство с террасами, неожиданными окнами, переходами.

Дети сразу начали тестировать эхо. Акустика классная.

Кстати, в этих пещерах в день летнего солнцестояния проводятся рейв-пати. Могу себе представить.

И снова – ненавязчивый навязчивый туристический сервис. Чтобы турист не блуждал по ведьминской пещере бессистемно –  выделенный маршрут. А для пущей зрелищности – подсветка самых рельефных уголков.

Из пещеры тропа выводит в живописный «внутренний дворик» между гор.

Искривленные деревья – выразительная массовка. Белые камни, обглоданные водой,  ангельское урчание ручья, который, оказывается, способен прогрызать скалы.

Еще одна пещера – Пещера шабашей.

Здесь и проводились ритуалы. Если проводились.

Но вот сейчас уже кажется, что дыма без огня не бывает. Природа что-то такое знает, ой, знает…

Потом еще раз – но уже другим маршрутом – к Пещере ведьм.

Дети играли в прятки  в  узких лабиринтах, а Морозов нашел в каком-то углу сначала тапки, а потом сидящую с закрытыми глазами женщину. Вот тут случился маленький конфуз. Мы были уверены, что это – продолжение заботы о нас организаторами экскурсии. Манекен, чучело, ведьма из папье-маше. Но она оказалась человеком…

Что она там делала? Аниматор это, туристка, перепившая кавы, или ведьма, отбившаяся от основной стаи?

Живности на обратном пути добавилось. Людей тоже.

 Ослик-хиппи.

Ослику хорошо. 

Глеб и “Виа Гра”)  

Местные колоритные бабушки вели коров на вечернюю дойку. Бабушки были в белых футболках и джинсах. На туристов смотрели с усталым интересом – это что за хрен с горы? Живут себе такие бабушки в ведьминой деревне…

В сувенирной лавке Глеб купил пару бутылочек ведьминской настойки. Пригодится)

На обратном пути попали в пробку, ехали долго , мотались между Испанией и Францией, устали.

Сараус встретил светлым буржуйским равнодушием. Невыносимо ухоженный город-санаторий с резиденциями и особнячками, с апартаментами для состоятельных господ,  с развернутыми лицом к океану многоэтажками местных счастливчиков. Пружинящий тротуар, идеальные кусты-заборчики, скромные бентли. Редкие прохожие – безмятежные, белозубые, улыбчивые. Сценки на балконах – седые, смеющиеся, с бокалами в руках… Но главное  удивительное – бесконечные серферы. Вот он, океан, прямо перед нами. Обойдем прибрежную многоэтажку (этажей 6, не меньше), и – вот он. И туда-обратно – красивые, подтянутые, загорелые всех возрастов и полов, в этих костюмах из американских фильмов о серфинге и с досками.

Океан.

Атлантический.

Постояли у воды, осознавая…

И пошли  бегать.

Потому, что плавать в нем, волнистом, холодном, могли только волнолюбивые серферы в специальных костюмах…

 Ну, ниче… В следующем оду мы  кааак освоим серфинг!..

…И еще одна маленькая морозоустойчивая  девочка, которую папа вывел закаляться.

Вода.

Щенячье счастье – быть на кромке.

И чтобы догоняла  вода, и обволакивала, и убегала еще дальше, а ты стоял – такой весь в воде. И понимал, что ты не просто в воде, а в ОКЕАНЕ.

Это что-то другое, что-то особенное.

Потом еще долго гуляли по широкой, ленивой набережной.

Солнца никакого, прохладно, мелкая водная пыльца повсюду – но такой непередаваемый карнавал, такое какое-то спокойное сытое счастье.

Фланируют парочки хорошо одетых, крайне благородных стариков,  полно безмятежных мамок и папок с колясками, бесконечных подростков  на роликах-скейтах .

И много-много красивых  людей  с серферскими досками. Больше только маленьких собачек.

Сначала мы просто гуляли, потом начали гулять целенаправленно. В  последний испанский день хотели повторно слопать  паэлью с морепродуктами. Но нет. Паэльи в прибрежных кафе не было – в восемь вечера повара уходят домой, кафе и без того делает выручку на гуляющих и их любви к винам, кофе и закускам. Была замечательная музыка, живые гитары,  душераздирающий лаундж на берегу океана, были тапас и комплексные обеды из картошек фри. А паэльи не было.

А вот и школа серфинга. Прямо на набережной.   

В итоге мы навернули несколько километров по набережной, но нашли местечко, где осталась изготовленная еще в обед паэлья. Нас на всякий случай спросили – ничего, что она обеденная? Ха! Мы и не такое едали в наши студенческую советскую бытность! Несите свою обеденную паэлью!

Это даже хорошо, что мы в таком европейском формате сейчас видели Испанию. Тут она во всем была другая, не цыганско-туристическо-средиземноморская, а  рафинированная, прохладная…

Прохладная, рафинированная паэлья.  

Так нам было проще принять тот факт, что завтра надо уезжать из той Испании,  к которой мы уже очень привыкли.

Мы гуляли еще по набережной, слушали живой этот гитарный лаунж – никаких тебе «Наса… Наса… Ай си е серената». Но если бы были «Наса» – мы бы тоже это сейчас страшно любили. Потому, что мы в принципе  влюбились в эту страну.

И хотели сюда вернуться, еще даже из нее не уехав…

Но завтра у нас уже начинался путь домой…

Продолжение следует.

Запись опубликована в рубрике Новости, Путешествия. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Оставить комментарий