ЛЕТО 2012. ПОЕЗДКА В ИСПАНИЮ.11.

 

30 июля.  В ДАЛЕКИХ СТЕПЯХ АРАГОНА.

(Испания. Каталония-Арагон-Ла Риоха)

Выехали поздно – без основной силы дело по упаковке палатки двигалось еле-еле.  Глеб едва сидел, едва поворачивал голову… Правда, сохранилась и даже усилилась другая опция Глеба – грозный окрик. Благодаря этому  мы все ж смогли кое-как утрамбоваться и выползти в сторону провинции Ла Риоха.

Нелегко закреплять велики с больной спиной.

Средиземный рай остался позади вместе с  нашим милым кемпингом и белорусской мухой.  А седовласая дама-джентльмен, за эту неделю полюбившая нашу экзотическую, но приличную компанию,  махала вслед.

... но надо…

Мы двинули во внутреннюю Испанию. Мы давно хотели это сделать.

Приморская  выразительная холмистость (называется  — Каталонские горы ) закончилась, пошли виноградники-виноградники.

Морозов каждые десять минут констатировал повышение температуры. 30-32-34-36…

Чем глубже в страну, тем суровее правда.

А вот НУЛЕВОЙ МЕРИДИАН. Гринвичский. 38°52′ с. ш. 0°00′ в. д. В Испании есть и такое.

.

Потом кудрявая виноградная история начала уступать место за окном пустыне.  Вот он какой – Арагон.

Справедливости ради надо сказать, что в путеводителе были и другие описания этого региона. И зеленый, и гористый, но нам попался такой. Засушливый и жгучий Арагон.

Остановились на заправке. Как только кондиционер перестает работать, машина раскаляется изнутри.  Воздух на улице – сухая сауна.

Умеренно континентальной коже сначала очень некомфортно, но если расслабиться и перестать сопротивляться жаре,  дать ей проходить насквозь, то сразу легче.

А вот троянский бык на горе, намекающий на традиции  страны. У нас есть такой же троянский зубр недалеко от Бреста.

Под вечер приехали в Аро – столицу  Ла-Риохи, самой винной провинции Испании.

Чем севернее и центральнее, тем меньше кемпингов. Зато начинают встречаться иностранные номера. Это при том, что туристов больше всего как раз на южном берегу, на пляжах Средиземноморья. Феномена тут никакого нет – русские и другие туристы прибывают на  приморские Косты Бравы-Дорады и Дель соль самолетами. У них там все включено. А в центре полуострова  с развлечениями и климатом напряженнее, да и от аэропортов далековато. Вот и долетают сюда только хорошо оснащенные европейские автолюбители. Ну, и мы.

 

Русских, украинских и белорусских номеров в Испании мы не увидели ни разу.

Больше всего немцев и бенилюксовых туристов. Можно встретить французов.  И во всех странах обязательно есть японские туристы (правда, не в кемпингах. В кемпингах японцев мы ни разу не видели)

Возрастной состав – студенты и старики. Все ужасно умиротворенные  и довольные жизнью. Много семейных с детьми.

В кемпинге в Аро был тот же набор среднего испанского класса с плазмами и качелями, но уже и вот иностранцев побольше. Продвинутые люди не только за морем едут. Они и другой жаждой томимы. В данном случае – винной)

Но не будем предвосхищать события.

Глеб не мог из-за спины заниматься домоустройством, но мог съездить на велосипеде в магазин.  Это и сделал. А мы с детьми остались ставить палатку.

Матвей.  Думы. Стратегическое планирование установки палатки.

“Дом будем строить здесь!

“Нет, лучше – здесь.

Колышки забиваааем… В ритме барабанного соло.

Вот, что значит – боевые дети.

“чета сломалось…”

“Нет, лучше в другом месте строить”

“По фэн-шую”.

“Матвей! Сделай ветер потише!”

“Забивай колышки, пока я ее держу!”

“А лучше – два колышка.  Для надежности.”

Палатку они поставили сами, без моего участия.

Небольшой перерыв на футбол.

Это была опера) Коррида) – «Как вдвоем завалить быка палатку».

Небольшой перерыв на перекус.

Люди вокруг с любопытством останавливались посмотреть. Но дети справились.

И сами надули все матрасы, сами достали и разложили стол и стулья.

Уже затемно вернулся наш папа с добычей – овощи, сыр. Сварили макароны  с белорусской тушенкой, закусили ла-риохскими деликатесами.  Утром нас ожидало новое прекрасное приключение.

31 июля. БЕЛАЕ ВIНО I ЧЫРВОНАЕ.

(Испания. Ла-Риоха. Аро-Брионис-Аро)

Перефразируя классику –  в музей вина по утрам ездят аристократы или дегенераты.  В то утро в музей культуры вина династии Виванко  поехали и мы.

Музей находился в шести км от места нашей ночевки, в городке Брионес.

Изглоданный солнцем до блеска, бедный маленький Брионес  меньше всего похож на город.

Декорация, забытая киногруппой после съемок  мудехарского вестерна.

На пропеченных улицах – парочка улыбчивых старичков-денди. Половину они  не расслышали, половину не поняли, но на музей нам показали и были бы рады поболтать.

Музей основал дон Педро Виванко, сын трактирщика.  Очень он любил вино, но правильной любовью.

     Педро Виванко Гонсалес.

Он его пил, конечно, но еще и производил, и интересовался всем, что связано с вином. Дон Педро объездил полмира, изучил все  винные традиции, побывал на всех винодельнях, испробовал из каждой бочки, записал все рецепты, расспросил всех  мастеров игры. И коллекционер он был активный. В итоге собрал солидную  экспонаду.

Его дети продолжили дело, расширили и укрепили виноградники, производство, рекламу и сувенирную часть. Так и появился музей. А рядом выросли  роскошные  презентационные винные погреба.

Вид от музея на Брионес.

Отражаемся…

… и  входим.

Мы записались на экскурсию в погреба на час дня.  Сидели в холле музея, дожидались. Хайтековский, прохладный, навороченный холл никак не сочетается с расплавленным Брионесом. Хотя панорама на город из музея открывается очень ничего.

А еще нам открылась прекрасная панорама на винный ряд в баре музея. Мы посмотрели, как немногочисленные туристы разминаются, пробуя вино, и тоже размялись.

Пришла экскурсовод Марта, ласково собрала своих подвыпивших с утра  клиентов в стайку,  предупредила, что экскурсия будет вестись по-испански  и повела к винограднику.

Я пообещала своим, что буду переводить.

Розы каким-то образом дают виноделам понять, что виноград дошел до определенной стадии вызревания. Какие-то сигналы подают. Какие – мы не поняли.

Зря. Марта ни разу не сказала: «Моя папа инженер, мне четырнадцать лет, я учусь в этой школе»…

Тем не менее, мы узнали, что почвы в местном регионе глинисто-известковые, климат мягкий, винограду здесь хорошо живется.

Спустились в навороченный погреб. Да как-то и погребом этот  сгусток технологий нельзя. Bodegas. Вот так пишут на каждом доме в Аро и Брионесе, намекая на местечки,  где хранится истина.

Прошлись по производству.

Внимательно выслушали Марту.

Из того, что поняли:

Виноград  очищают автоматически, потом он хранится  3-4 месяца в бочках. Белый виноград – в стальных, красный – в деревянных.  Я распереживалась, что за такой срок виноград в бочках может испортиться. Глеба это очень развеселило.

Потом «испорченный»  виноград  фильтруют, разливают по бочкам меньшего размера, и начинается вызревание вина.   А вообще  все  сложно,  и чтобы не искривить чью-то картину мира,  я не возьмусь описывать технологию и сроки создания вина.

В бочкохранилище народ оживился.

Огромные горы бочек,  бочковые джомолунгмы.

При полной имитации традиции – никакой сырости, ароматно, светло, тепло, бесшумные стеклянные двери и подсветка, чтобы бочки выглядели еще эффектнее. Бесконечный подвальный гламур.

Самый приятный пункт программы – дегустация.

Марта налила всем по  пятьдесят годовалого вина. Предложила  насладиться глотком, прочувствовать последовательно все ноты, оценить послевкусие. Всего один глоток, это важно. А остальное вылить вон в то красивое ведро.

Мы с Глебом, конечно, ничего не выливали. Глупости какие – вино выливать! Мы и так можем ощутить ноты!  Да, на нас посмотрели с завистью – законопослушные европейские туристы не смогли себе позволить такой демарш. Они вылили, хоть и не хотели, может быть. А мы выпили. И поцокали языками – вах, как вкусно! Как вкусно, вы согласны?  Замечательный букет!

Марта предложила еще по глотку вина  — уже двухлетнего. Надо сказать, что разница действительно чувствовалась. Двухлетнее было куда многослойнее, бархатистее. И мы его, конечно, не вылили! Конечно! Мы с еще большим удовольствием выпили это вино!

Потом нам предложили третье, клубное, в продажу оно не поступает.  Густое, пряное. И оно не пропало, и его мы уважили.

“Вы не сскажете, скока сичас градусов… в испанском вине… ?”

На этом дегустация закончилась.

“Мама, ты не той стороной фотоаппарат держишь”

Уже очень повеселевшие туристы были вывезены стеклянным лифтом на поверхность и выпущены на волю.

Мы сходили в бар еще раз, взяли  еще  по порции чудесного вина из погребов солнечной Ла-Риохи  и уже были готовы никуда не идти, но срывать график пребывания тоже не хотелось. После погребов – в музей! Решительно!

Музей начинается в кинозале.

Кроме нас там никого не было…

Законопослушные или не интересовались, или уже быстро промчались…

Мы с  любопытством  просмотрели англоязычное кино про  семью Виванко.

Фильм понравился.

Потом был непосредственно музей с теми самыми винными раритетами, которые успели собрать представители семьи. Надо сказать, что это – не сувенирные магнитики.

Некоторые экспонаты весьма габаритны. Самым старым  около 5 тысяч лет.

Перчатки виноградные.

Тара.

В каждом зале обязательно экспонаты для незрячих. Можно трогать руками, можно слушать аудиогид, можно читать шрифт Брайля.

Спина болит, а глаза смотрят.

Экраны,  проекции,  все интерактивное,  экспонаты любовно  утоплены в инсталляциях.

Фильм о нелегкой судьбе винограда.

Даже при отсутствии аудиогида смотреть интересно. По любому поводу – кино.

Отдельное кино – о химических винных процессах.

Мы оказались одни в  огромном многоуровневом музее, самом большом из всех винных в мире.  Десять тысяч квадратных метров истории.

Дети счастливо носились меж бочек, tuchили экраны.

“Ты, папа, почему такой медленный?”

Все вместе надолго зависли у арома-стенда с пробниками запахов.

Глеб уверял, что это “ноты, которые можно уловить в вине”. Мне казалось, что это ароматизаторы, которые добавляются в вино.

Детям было все равно,  добавляется это или улавливается без добавок, они просто счастливо обмазывались запахами и  набивали пробниками  карманы.

Зал штопоров.

Вышли из музея в самую сиесту, когда солнце жарило  прямыми ссылками. Хотела попозировать на краешке гламурного музейного бассейна, но не смогла стоять на раскаленной плитке.

Сухой пряный зной, будто вокруг посыпали специями и включили микроволновку. Но для винограда такое пекло – в самый раз.

Вечером в кемпинге обсудили с Глебом ситуацию. Скажу вам честно, я только в процессе музейных дегустаций поняла, в чем принципиальное отличие красного вина от белого. И вряд ли это можно считать хоть сколько-нибудь значимым открытием, но истинные аристократы должны разбираться в вопросе. А мы же – они) Иначе не поехали бы с утра пораньше в музей вина)

А завтра был день рождения нашего младшего сына. И это должен был быть особенный день…

Продолжение следует. Больше фото здесь.

Запись опубликована в рубрике Новости, Путешествия. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Оставить комментарий