ЛЕТО 2012. ПОЕЗДКА В ИСПАНИЮ. 10.

26 июля.  ЗОЛОТОЙ КЛЮЧИК.

(Испания. Кубэллас)

Утром наши веселые цыгане танцевали, подпевая приемнику «Наса… Наса… А си е серената». Седовласый джентльмен разминал косую мышцу эспандером. Мы посмотрели на них и попытались понять – а что у них общего? Почему эти люди  здесь?

О. шшортпобери… Они же приехали на море…

Тут же рядом где-то море!!!

И решили никуда уже не ехать. А пойти на море.

Пробный запуск Кати в воду (доктор же разрешил) прошел успешно. Через час купания все пять слоев зеленки, йода и других чудо-замазок сошли, и Катина коленка стала выглядеть по-человечески.

Небомореоблака.

А как же без таких фото?

Или вот таких)

Сейчас будет кадр с волной… внимание!..

Оппаа!)

Но не только полуголыми фотографировались мы на пляже… Матвей занимался литературой.

Катя – письмом.

Хороший был день.

Плескались-кувыркались, ныряли-плавали, на надувном круге барражировали мелкую, прогретую как супчик бухту  Кубэлласа.

Но в какой-то момент Ихтиантр Глеб вынырнул, посмотрел на нас грустными глазами и  сказал, что забыл достать ключ из кармана плавательных шортиков.

Сенсорно-нано-лазерно-технологичный ключ от нашего  насквозь автоматизированного крайслера.

Ключ полдня купался  вместе с Глебом в Средиземном море…

Оперативное вскрытие ключа маникюрными ножницами… Хотя бы воду вылить…

 

27 июля. ХАМОН, ЭВРИБАДИ.

(Испания. Кубэллас)

Это хорошо, что машина вошла в наше положение, и что в размякшем  наноключе был спрятан обычный механический. Морозов  жигулевским «методом тыка» вскрыл замочек…

Машина работала и заводилась, просто все, что раньше закрывалось, открывалось, зрелищно отъезжало в сторону и вверх с пультика, теперь требовало нажатия пальцами кнопок на панели + предварительное верчение ключа в замке.

В Кубэлласе.

В общем, проблему надо было решать.

Предгрозовое.

Полдня ездили по окрестностям, искали  сервис.

Идея не была лишена  смысла – даже в самых маленьких аулах Европы  полно автосервисов всех мастей. И мы нашли. И даже, несмотря на сиесту, он работал. Но нужный нам ключ находился где-то совсем в другой стране…

Суровые белорусские парни.

Еще раз «ждать детальку из Италии» мы не были готовы.

“Есть ли у вас план, мистер Фикс?”

Решили, что пока попользуемся механическим.

На улицах Кубэлласа.

В этот день, уже потерянный для экскурсий, Глеб решили, что раз  ему так  удаются подводные акции –  а не попытаться ли утопить фотоаппарат?  Перед поездкой детям были подарены  водонепроницаемые фотоаппараты, мы их берегли, но пришел и их час…

Мачо-рабочий бензопилой ровняет придорожные кустики.

И все равно растет со всех сторон. Это ж – юх!

Но сначала – магазин.  Мы еще в Италии открыли секрет быстрого, вкусного и недорогого питания. Мы все покупали в гиперах. И сами готовили. В смысле – в кафе и рестораны мы тоже иногда захаживали, надо же было и с правильной национальной кухней знакомиться. Но основной массив еды был из гиперов.

На стоянке у гипера. Как видите, отмечены места для парковки не только инвалидов.

И та красота, которой нас угощали вполне демократичные (по сравнению с кафе и ресторанами) гиперы, была просто поэтической.  Морепродукты всех видов, сыры до того вонючие, что душа пела, колбаски, приправы, местные фрукты, вино… и хамон!

В Испании хамоны всюду – частично разделанные и упакованные, новенькие и как бы  состаренные.

В Беларуси мы такой хамон нигде  в продаже  не встречали. Да и в Германии тот же хамон уже иначе звучит. А вот в Испании  была уникальная нота, которую я только спустя время осознала.

ХАМОН

( jamón — окорок ) — испанский национальный деликатес, сыровяленый  свиной окорок.

Моя бабушка Аня в далекой подмогилевской деревушке Залесье коптила окорок каким-то таким образом, что получался хамон. Здоровая нога висела в сарае все лето, и мы, дети,  таскались туда смотреть прежде всего на ногу. Трогать чудовище нам запрещалось (и не очень хотелось), но к концу лета окорок начинал издавать такие запахи, что даже традиционно ничего не едящая малышня канючила «мяско». И его отрезали нам по чуть-чуть, прозрачными кусочками. С луком, с хлебом, на старинной фаянсовой тарелочке. Это было красиво с точки зрения цветового пятна. И это было ВКУСНО.

Несколько раз мы с самыми отчаянными пацанами тайно пробирались в сарайчик и воровали «хамон». Отрезали его, отпиливали тяжелым ножом. Отрезали неровно, как могли. Нашу шайку раскрывали. Но не наказывали.

В общем, в  Испании я нашла часть своего гастрономического детства.

Но к фотоаппаратам. К их  водной инициации.

Тест-дайв прошел отлично.

Погружение в воду с фотоаппаратом сильно шокировало окружающих, но порадовало  детей и Морозова.

Цыгане пели, музыка играла, мы сделали шашлык, накрыли поляну с хамоном и креветками. И решили, что завтра снова никуда не поедем. Пойдем на море  фотографировать подводный мир.

 

28 июля. ШПАНСКАЯ МУШКА.

(Испания. Кубэллас)

Но на море мы на следующий день не попали, на пути встал бассейн. Дети выбрали бассейн кемпинга. Ехать столько к Средиземному морю, чтобы в итоге выбрать бассейн… Современные дети испорчены прогрессом, если бы меня в детстве вывезли на Средиземное море, я бы там и спала, в песочке, под камушком.

Племя молодое ищет, где поприкольнее.

Ну, раз так – пойдем знакомиться с субкультурой средиземноморского бассейна.

Испанцы, конечно, красивые люди.

Они как-то очень рано начинают цвести, и цвести пышно, жарко.  Смуглые, темноглазые, рожденные для того, чтобы хорошо смотреться в море или вот, в бассейне.  Молодняк почти весь без исключения – картинка.  Потом эта яркость блекнет – я не видела знойных красавцев и красавиц среднего возраста.  Они как-то очень быстро наливаются ленивым благородством,  выразительность их прекрасных испанских лиц  уходит в грубое, резко очерченное. Как-то без полутонов – гибкие, огнеглазые, стройные мучачос и сразу же – дородные доны и донны с орлиными профилями и солидными подбородками. Пожилые испанки имеют, в общем-то,  типовую застройку внешности, схожую с итальянской – благородные очки, бусики, платьица в мелкий цветочек, сереневые аккуратные начесики.  Пожилые испанцы похожи на дядю Сэма из карикатур в старых советских журналов.  Выглядят они вопиюще  благополучно.  Смотреть на них приятно, как и на любых  спокойных, уверенных в том, что завтра будет новый день, новая сиеста, новая паэлья и багет с крабовым маслом. Создается ощущении, что большего им не нужно.  Есть дом (даже выездной,  на колесах  – он же дом!) – есть возможность отдохнуть с семьей, есть семья… Семья! Как и в Италии – культ культейший.

Обязательные сборы всем кланом вокруг стола несколько раз в день, донны всех возрастов суетятся-готовят-обслуживают- салфеточки-приборчики. Доны всех возрастов смотрят ТВ, читают газеты, режутся в нарды. Помноженное на десятки домиков вокруг, это сладкое испанское мещанство даже завораживает.

Все члены семьи – и старые, и молодые, и быстрые, и немощные – вместе.

Маленькие Сальма Хайек и Пенелопа Крус.

Маленький Антонио Бандерас.

Дети. Это цветы, это букеты. В каждом домике их, детей, много. Удивительно, но возятся с ними чаще всего мужчины.

Папа 1.

Папа 2.

Папы 3-4-5

Еще папы…

Еще…

Еще…

И еще…

Как раз с малышатами теми самыми, которых наши папашки считают       непригодными для общения.  Здесь коляски водят папы, в бассейнах с детьми плещутся папы, умываться перед сном волокут  тоже папы. И пеленальные столики есть в мужских туалетах.

Наш папа вписался в европейскую концепцию)

И смотрелся в этом бассейне очень гармонично)

Еще и в кемпингах и в очагах культуры полно собачек. Обязательно какая-то чихуахуа, или фокстерьер, или йоркшир, или хотя бы мопс. Крупных собак видели мало, но и они встречались. И всегда хозяин был настороже, и хищно оглядывался – а не нагромоздил ли его собакевич кучку? И если да – срочно убирать.

Внедряем культуру)

Катя заявила, что у нас тоже есть домашнее животное – муха. Нас постоянно преследовала какая-то безумная муха, и мы предположили, что нечаянно привезли ее из Минска, и теперь муха в шоке – она же никого здесь не знает. Катя хотела ее прикормить,  успокоить, но мы ее уговорили  не делать этого – пусть муха останется дикой, улетит и найдет свое испанское счастье. В Испании хорошо. У нее есть все шансы стать испанкой.На море в этот день мы не попали. Решили остаться еще на денек – последний. И обязательно с утра пойти на море.

Мой семижильный бук перегрелся на солнце,   у него отвалились буквы с крышки. Теперь это на SAMSUNG,  а …S…NG.

 

29 июля. «СПИННЫМ МОЗГОМ ЧУВСТВУЮ»…

(Испания. Кубэллас)

Глеб с утра… снова   ушел с детьми в бассейн. А я осталась  собирала вещи. Все! Завтра стопроцентно уезжаем!  Седовласый джентльмен улыбался.  И оказалось, что это – дама. Благородная испанская дама…

В конкурсе на самую нарядную палатку мы бы заняли первое место.

Не хотелось уезжать.

В самый зной улицы кемпинга вымирают.

Проветриваем все – и машину, и палатку, и велосипеды.

Днем цыгане и другие испанские жители вокруг погрузились в сиесту. В сиесту испанцы спят или смотрят новости. Даже живучие, выносливые домохозяйки оставляют свои плиты и лежат в шезлонгах. В сиесту не работают магазины, госслужащие и частники, если они не иностранцы. Начинается сиеста где-то в час, заканчивается около пяти.

В разное время в самую жару мы делали так…

Или так…

Даже вот так…

Меня, человека трудолюбивого, такое расслабление на национальном уровне сначала возмутило. Но после недели жизни в лютой жаре стало понятно, что без сиесты никак.

Цыгане в сиесту обычно  лежали на матрасе и целовались. А  кто не целовался – слушал «Серенату». И этот факт (прилюдное лежание с целованием) меня сначала тоже возмутил. Мать во мне восстала. Черт побери, у меня тут дети несовершеннолетние, а у них – испанские страсти! Но, опять же, прошло время…  Ни Катя, ни Матвей не выразили никакого удивления. Им вообще дела не было до этих людей. Да и цыгане удивительным образом обходились без хамства. То есть, они были, конечно, совершенно дикие и явно не слишком образованные люди, и испанский мидлл-класс с соседних площадок посматривал на них с укором.

Варим на обед морских гадов.

Да, цыгане не имели плазмы и шезлонгов, у них даже «каравана»не было. Даже машины. Их привезли какие-то люди, выгрузили и уехали. Да, они громко хохотали, слушали идиотскую испанскую попсу и наивысшим комедийным шиком считали любой неожиданный звук организма. Да, они ложились спать в третьем часу ночи, а вставали в восемь… И это, конечно, бесило приличных испанских бюргеров вокруг…  Ну, и нас… Но! Важный момент. Очень важный. Они не пили. Все время нашего соседского сожительства я ни разу не видела их даже с сувенирной бутылкой. Они хохотали, слушали музыку,  пританцовывали, пукали, рыгали, играли в какие-то карты, девушки подмигивали Морозову, мужики – мне, дети – нашим детям, они ходили купаться, сидели кружком и трепались, иногда курили вонючие сигареты… Но они не пили. Им для этого их неандертальского драйва не нужен  был  алкоголь.  Они были и без того веселые, и без того гибкие и общительные. Когда им не о чем было поорать, они просто сидели и смотрели вокруг  с жадностью  охотничьих котов. Искали повод для новых ощущений. Вот это все меня потрясло.

И я поняла,  с ними рядом пожив, что Кармен – реальный персонаж…

Потом из бассейна вернулись  дети и хромающий Глеб. Оказалось, что он учил их нырять и сам нырял, и в процессе  неправильно дернулся, отчего его  спина с межпозвоночной грыжей вышла из строя…

!!!!!!!!!!

«Потянул спину»…

Мы выбрались под вечер на море… Но двигаться Морозов мог только ползком…

Это было очень плохо. Всякий раз, когда с ним случалась эта неприятность в Минске, мы его мазали, клали на ночь под него специальные коврики,  надевали на него пояс-корсет. И все равно неделю он толком не мог ходить.

А здесь ему предстояло жить активной туристической жизнью и вести машину.

Вот так. Не успели еще затянуться Морозовские шрамы под лопаткой.

Вероятно, надо было бы остаться еще на неделю здесь в кемпинге, но… теперь мы уже точно должны были ехать. Уже без вариантов.  Нас ожидало такое…

Морозов сказал:

— Ничего, справлюсь…

Продолжение следует.

Запись опубликована в рубрике Новости, Путешествия. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Оставить комментарий