ЛЕТО 2012. КАК МЫ ЕЗДИЛИ В ИСПАНИЮ. 14.

3  августа. УВИДЕТЬ ПАРИЖ… И ПРОЕХАТЬ МИМО.

(Испания – Франция)

Утром шел унылый дождь.  Спасибо. Так  легче расставаться.

Отлив.  Вот по этой набережной мы вчера гуляли.  

 

Свернули насквозь мокрую палатку, побросали наше барахло и уехали, до последнего пялясь на океан. День был функциональный – чистая дорога. Испания, потом Франция. Поругались во Франции с холодной, равнодушной заправщицей, принципиально не желавшей говорить по-английски… зашли пару раз на других заправках  в платные туалеты… В Испании они были бесплатные… Весь день сравнивали Францию с Испанией – и ценово, и атмосферно… И Испания нам нравилась больше… Не знаю… Может, в следующий раз проедем основательнее по Франции, чтобы понять и простить и полюбить…

Объехали Париж по кольцевой… Помахали издалека Эйфелевой башне… Посмотрели вслед самолетам, взлетающим с Шарль де Голль…

Аэропорт – над трассой.

Ехали, пока едется. Спали в машине… Снились Гоша и Испания…

 

4 августа. «ГЛАВНОЕ – БЫСТРО ПРОЙТИ ПЕНУ»

(Франция – Бельгия. Рузларе)

Утром перекусили французскими булочками с кофе…

И – Бельгия!

И – Джаггер!

Джаггер во время первого за полтора десятка лет выступления в Минске. Прошлый год.

Олег Минаков «Джаггер» – давно уже культовая фигура в музыкальном пространстве.  Талантливый музыкант, талантливый артист.

“Rouble Zone”.  Лихие 90-е.

Монологи Олега за столом в частном пространстве – песня. А его песни – еще больше песня.

Он уехал из Беларуси в середине девяностых. Мы с товарищами проводили его,   потом не виделись больше десяти лет.

А в 2009, в наш первый семейный интернациональный автопробег мы к нему в Бельгию заехали. Это было о-го-го…

Глеб сразу же свернул “козью ножку” растопил кальян.

В этот раз нам хотелось о-го-го повторить, увидеться и с Джаггером, и с его красавицей Оленькой, и с «бельгийскими осиповичами» Рузларе… Еще мы везли Олегу виски белорусского производства и предложения по новому сезону работы на радиостанции «Радиус FM»

Матвей и Катя тоже помнили ту нашу поездку-2009,  радовались заранее. В доме Олега такое хард-рок кафе, так все вкусно и зрелищно, столько всяких фишечек, техники, штучек и возможностей.

После палаточной аскезы – да в Джаггеровский хлебосол…

“Дети. это телевизор”

И да

Так оно и было. Вкуснотень, стереостистемы, породистый алкоголь полноводной рекой.

Ну, и сам Джаггер – ведущий актер Театра Джаггера.

Главное – быстро пройти пену! –  сказал Джаггер, поднимая бокал. И понеслось…

У Олега дома своя студия и штук пятнадцать гитар. И ударная установка.  А у нас с собой как раз – юная барабанщица Катя. И произошло прекрасное – Катя играла с  обладателем Рок-корон и разных других титулов, и даже получила высокую оценку Маэстро. Ох, приятно.

 

В какой-то момент мы  робко озвучили свое намерение завтра утром двинуться дальше в сторону дома, но Джаггер сказал:

– Вы чего? Завтра с утра Роммель!!? Чуваки, вы Роммель пропустить хотите?

Мы не хотели пропустить Роммель. Тем более, мы не знали, что это такое… Решили остаться на денек.

Отправили спать детей, счастливых, что  большой телевизор, что не надо  раскладывать палатку. А мы еще посидели…

Во дворике у Джаггеров , у  Галки в ресторане, потом снова во дворике…

Уже смутно помню, где еще мы тогда  сидели)))..

 

5 августа. «БАРБАРА СТРЕЙЗАНД»

(Бельгия. Рузларе)

Утро было с одной стороны прекрасным, но  с другой – непростым. Ооойй, непростым было  то  теплое, похмельное  утро в Рузларе.  Глеб Егорыч в таких случаях говорит, что у него украли слюни…

Минут пятнадцать мы с Морозовым подбадривали друг друга,  но  удержать вертикаль не получалось. Потом дверь распахнулась, впустила в room ядреный хард-рок, амбрэ  бельгийского завтрака и огнеглазого, лохматого Джаггера в пижаме.

— Барбара Стрейзанд! – вскричал Джаггер, распахнул шторы…

…и было солнце. И было солнце, был новый день, и были наши нетвердые  шаги со второго этажа вниз, к свеженькой Оленьке, к по-прежнему счастливым детям, которые уже с утра пораньше налопались тостов с джемом и досматривали сейчас пятнадцатый мультик на большом экране…

Без детализаций – час на восстановление всех взрослых.  Затем за нами заехали друзья Джаггера и мы поехали смотреть этот Роммель.

Роммель – это, оказывается, блошиный рынок.  Звучит тревожно, но это все в корне отличается от «полей  чудес» в белорусских пригородах.

«На Роммель» с одной стороны съезжается вся Европа, которая хочет  продать барахло со своего чердака, а с другой – коллекционеры и аматоры  тоже со всей Европы, которые желают незадорого купить себе пару кило раритетов.

Джаггер сказывал, что  на Роммеле купили за копейки с рук старинную картину, а потом ее коллекционерам продали уже за шесть нулей.

Охотники за антиквариатом выбираются на рынок с восходом, чтобы скупить все самое ценное.

А кто же это все продает? Кто это такой наивный, что даром сливает состояния?

А вот, оказывается, простые европейские домовладельцы, которым недосуг самим разбираться со старьем.

Глеб и много-много радио.

А старья в европейской частном секторе за годы расцвета европейских мещанских культур накопилось не на один миллион.

 

Рынок кочует. У него есть график гастролей.

 

Сегодня он здесь, через неделю – в Британии, через две – в Голландии.

Мотор в багажнике.

И все ближайшие к намеченной точке крестьяне, сверившись со своими посевными или животноводческими графиками,  вытряхивают  закрома.

Кроме выворачивающих свое наследие честных людей, на рынке полно бойких торгашей, распродающих контрафакт – столовые приборы, игрушки, какую-то технику. Джаггер подошел к одному такому и ласково спросил: «Водитель фуры-то хоть жив остался?» Торгашик  очень смутился.

В районе Рузларе рынок бывает раз в год. И мы как раз в такой день попали. Ну, не чудо ли?

Правда, мы все еще были очень не в форме. Но добрые и мудрые друзья Джаггера заставили нас с Глебом выпить вишневого пива, или как там называлось та прекрасная вещь с пузырьками? – и как-то стало веселее… Пену прошли быстро.

 

Олег на рынке интересовался исключительно пластинками. У него дома шкафина «пол-потолок», плотно забитая винилом, он работает в магазине-клубе, где пластинки, но ему мало) В это милое, но трудное утро он купил себе десяток мотиваторов  и был доволен.

Потом еще они на троих с Морозовым и Измаилом  изощренным торгом  довели продавца контрафактных швейцарских ножей до  полукомы, и тот почти даром отдал парням три комплекта royal table knife.

Рынок в этот раз базировался в соседней с Рузларе деревушке. Ну, как, деревушке… Вы понимаете, что бельгийские деревни, это конгломерат коттеджей, газонов, дорогих авто и идеально стриженых кустов — деревня мечты… Местные жители, пользуясь случаем, вытянули на газоны и свои хозяйственные излишки. Барбекю, солнце, красота.

 

Нам после вишневого пива реально полегчало, мы даже вспомнили, что захлопнули дверь в доме Джаггера таким образом, что теперь уже снаружи не открыть… “Барбара Стрейзанд” с утра нас  накрыла основательно , что поделать…

Следующим нашим приключением  стало проникновение к Джаггеру домой. Это было очень зрелищно. Наш драгоценный Глеб Морозов вдруг на пять минут превратился в Нео и совершенно кинематографично взял высоту.  И открыл дверь изнутри. Молодец.

И снова потянул эту свою спину.

Но эффект от прыжка имеет и анестезийный эффект.

Потом мы весь вечер чудесно сидели в гостях у друзей Джагга – Светы, Исмаила, их детей –  Исмаила и Ирады.   У них замечательный дом из сказки – старый, кирпичный, зажатый между другими старыми домами, крышами, трубами, окошками, оно же все такое нелинейное, таррасами.

И зеленый  двор Светы-Исмаила  среди этой красоты — как  картина в  раме. Чистая этетика.

Оленька.

Хозяева постарались при своих переделках сохранить аутентичность, цвета, формы.  Все уважительно-сдержанно, без башенок и сусального золота. Это, в общем, свойственно европейской  бытовой архитектуре – они не соревнуются между собой в частном пространстве, у кого сарайчик богаче, а колокольня повыше. А они уже европейцы – и Джаггер, и Оля, и Света, и Исмаил…

Весь вечер мы с Морозовым любовались европейским счастьем. Слушали  Мастера Разговорного Жанра  Джаггера. Говорили о музыке, кино, детях, эмиграциях, выживаниях и ассимиляциях.

Света.

 Джаггер,  Исмаил-младший (у него, кстати, в этот день был ДР! Поздравляем еще раз)). Исмаил-старший.

Фото, видео, дети бегают, соседские коты присматриваются к нашему шашлыку, вечереет, то накрапывает, то солнце. «Если тебе не нравится погода в Бельгии – подожди 15 минут»…  Если бы можно было тормознуть время и расширить этот вечер на денек-другой)

Демонстрация культурно-социальных трендов) “Давай, до свидания”)

Спасибо, друзья дорогие, за прекрасные бельгийские мгновения)

Сторожевой пес Бакс.

Обратно в Россию Исмаил и Света не вернутся.  Джаггер не вернется в Беларусь. Но мы-то должны завтра ехать дальше, в сторону возвращения. А еще Исмаил и Света посоветовали нам посетить с утра пораньше монастырь, где варят какое-то нереально вкусное пиво. Монастырь с утра – тем более, с пивом – как такое пропустить?

Так что спаааать.

 Продолжение следует.

Запись опубликована в рубрике Новости, Путешествия. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Оставить комментарий