ЛЕТО 2011. КАК МЫ ЕЗДИЛИ В ИТАЛИЮ 8.

15 июня.

Утро в Венецианском пригороде.

Уехали медленно.

Венецианский богатый морской урожай.

По пути заглянули в гипер и очень удивились разнице в ценах.  Ну, понятно, что курортная цена в кемпинге будет другой, но не настолько же… Решили питаться самостоятельно,  затариваясь в гиперах. Хотя  обещпит совсем не исключили, это же тоже приключение.

Спагетти в Венеции. Специальный выпуск “Ресторанного гида”.

К слову, разговорник предлагал нам спрашивать всюду вино дэлла  касса (домашнее вино) – оно и дешевле, и приятнее. В тех местах, где мы останавливались, цена на  такое вино колебалась от 5 до 10 евро (эуро) за литр. Мы решили, что нет, не хотим. Будем пить магазинное. Пить вообще вредно! Много пить, в смысле…

“А что тут пить?”

Маркет съел полдня. Ехали в Пизу без особой надежды успеть засветло хоть что-то – даже до Пизы добраться.

Чем дальше на юг, тем белее становится итальянское небо.

Виноградники, оливки, пальмы, кирпичные готические развалюшки, черепичные плоские крыши, козырьки на окнах.

Вот такая Италия в разных фильмах Феллини, Антониони, вот сейчас понятно, откуда столько сока в Софи Лорен, Адриано Челентано и Сильвио Берлускони. Знойно.

Кроме сочности и темперамента сразу бросается в глаза и некоторая жучистость итальянских ЧП. Ну, и оборотистость. Деньги надо делать из всего. Интернет не давать никому.

Снова итальянские горные дороги.  По пути многократно платили. Ну, тут понятно, за что – попробуй отстрой скоростную магистраль в горах и содержи ее в порядке. Дороги хороши, живописны, приятны. В туннелях скромно просили «не больше ста».

“…он опять поспал немножко, и опять взглянул в окошко”

Оплата за дорогу происходит следующим образом – сначала на пути вас встречает кордон из разговорчивых автоматов, которые с  удовольствием беседуют  с вами на разные темы, но по-итальянски. Только сообразительность Глеба помогала нам, безъязычным (тут руками не помашешь, на ломаный английский не перейдешь) проходить эти рубиконы.

В принципе, надо смотреть на картинки на подъездах – кредитки, монетки, что-то еще.  Сначала тебе выдают талон на прием… квиток, что-то фиксирующий. В любой момент встретится другой автоматный кордон, где это все надо будет оплатить по километражному факту. У нас был только кэш, белорусские кредитки вряд ли сегодня ответили бы взаимностью итальянским аппаратам. Ссыпаешь мелочь, кладешь бумажные. Тебя пропускают, говорят игриво «арривидерчи». Самая большая сумма. которую с нас запросили – 20 евро.

К Пизе приехали часов в 8. Так, без особой надежды дли команду детям высматривать башню. И таки увидели! Глеб Егорыч увидел и всем указал.

Найди на картинке башню.

И тут же нарисовался кемпинг «Торре Пенданте». Кемпинг оказался дороже предыдущих, но такой чудесный! С бассейном, с цирковой программой для детей. Мальчик-поляк в ресепшене честно пытался  понять наш английский, потом спросил, понимаем ли мы польский, мы сказали, что да, и перешли на белорусский. Узнали, что до башни – десять минут пешком и пошли, не ставя палатку. Палатка подождет! Мы в десяти минутах от пизанской башни!

Дорога к башне очень живописная – мимо мусорок, по долгому гремящему подземному переходу, изрисованному граффити. Матвею уже не нужна была никакая башня.

Из урбанистического перехода – на старинные улочки с оживленным движением, с уличными торговцами, с ночными романтическими туристами.

И  вдруг из-за угла  уау.

Знакомый всем  вид – баптистерий, собор и застенчиво из-за них выглядывающая башня.

Чудесно приятная картина. Учитывая, что Пизанская башня как бы туристическая попса, можно было ожидать определенной халтурности, архитектурной фонограммы, разочарования… так вот нет.

Вокруг башни и ночью кипит жизнь.

Ночная башня – загляденье. Она и дневная – загляденье, но мы ее в первый раз ночью увидели, и так и запомним. Ажурная, кремовая, как многоярусный свадебный торт. Наклон очень впечатляющий.  Вызывает беспокойство у женщин наседочного типа.

Строилась-то она восемьсот лет назад в расчете на  «прямостояние».  А когда дошли до третьего этажа,  начала крениться. Автор  проекта неизвестен. Морозов предположил, что потому и неизвестен, что начала крениться,  и автор предпочел исчезнуть, пока прораб дремал в сиесту)

“Точно не упадет?”

Архитекторы менялись. Ее строили 200 лет. Останавливались, смотрели на крен, и снова потом строили. Самый верх, колокольня, наклонен чуть меньше. Его надстраивали, уже имея ввиду общий угол. Выравнивали, как могли.

Пофотографировались в известных туристических позах «Я держу башню», «Я валю башню».

Потом чудесно дружно поставили  нашу палатку-гусеничку. Сварили привезенные из Минска макароны – правда, уже с местным кетчупом. Наклонились над матрасом на минуточку, представляя себя башней, и  все упали, и все уснули.

Запись опубликована в рубрике Новости, Путешествия. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Оставить комментарий