ЛЕТО 2011. КАК МЫ ЕЗДИЛИ В ИТАЛИЮ 11.

20 июля.

Ночью море очень беспокоилось – два дня простоя!  Никакого движения! Как же так?  Штормило и шел дождь. Он еще вчера вечером завис, этот дождь, над ближайшими Апеннинскими наростами, небо  поливало локально горную деревушку в нескольких км,  посыпал молниями, а ночью тучу сдуло с горы,  и она выплеснулась на нас. Все слышали, как по палатке барабанил дождь, на машине остались следы капель, но в тарелках на столе – ничего. Все решили, что это какой-то глюк, вызванный сероводородными выбросами. Мы же в зоне сейсмической активности, до Везувия рукой подать.

Кстати, о Везувии. Встали утром, бодрые, несмотря на фантомный дождь. Глеб Морозов в прекрасном расположении духа, напевая неополитанские песни… и тут оказалось, что у нас сел аккумулятор. Пришлось сбегать за Марио, он принес какую-то штуку, и мы на полчаса к ней присосались. Безрезультатно. Потом появилась заезжая машина, Глеб и Марио на трех языках объясняли, что же надо. В итоге, завелись и часов в двенадцать выехали в сторону Помпей.

На улице жгучая жара.  Местные жители бойко гоняют на трехколесных  артефактах,  высунув  локоть в окно, и тем освежаются.. Общеизвестно, что Юг Италии гораздо беднее Севера. Но и веселее при этом. Жара, встречное движение – южным ребятам, кажется, по барабану.

В какой-то момент Глеб неуверенно сказал: «Вот, кажется, и Везувий».

Везувий оказался замшелой горищей без особенной харизмы, да еще и на таком фоне, что как-то и вовсе…

Мусорный кризис в области Кампания не прекращается. Окрестные укромные уголки под мостами и обочины дорог завалены.  Куда-то сюда и свозят Неапольский мусор, все это длится давно и плохо пахнет.  Не самое приятное обрамление легенды.

Мы объехали Везувий против часовой, и все искали, где же тут Помпеи. Нам как-то казалось, что Помпеи – это такой пятачок посреди поля… ну вот как Стоунхэндж… Мы там час походим, а потом на Везувий рванем, а вечером – в Неаполь, кутить, есть хот-доги… неополитанскую пиццу.

Южноитальянские балкончики.

Как же.

Во-первых, мы  не знали, что такое Помпеи…

Во-вторых, мы еще не познакомились с Андреем…)

Живописуют извержение Везувия  авторы поп ресурсов так: “Столб  дыма в виде кроны пинии”… Вот так выглядят пинии.

Везувий оброс какой-то пестрой инфраструктурой, кафешки «У вулкана», ристоранте «Везувий», мусор пиропластическим потоком… Городки перетекают друг в друга, попробуй пойми, в каком мы.

Узкие,  «в  одно плечо» улицы в стороны, в просветах   мелькает задумчивый вулкан.

Скучающие в сиесту местные жители под крохотными навесиками крохотных пиццерий рассматривают наш катерок. Крайслер на улицах южного итальянского городка – как  ламантин среди головастиков-смартов.

Остановились в какой-то момент, решили уже выйти и ходить ногами, искать кого-то, кто укажет нам  Помпеи.  Тут же нашелся кто-то и указал нам на  ресторанчик. Дети сказали, что давно не ели настоящей, здоровой, национальной кухни (то есть, картошки фри), и мы пошли есть.

“Шелестя, осыпались магнолии…”

Пока мы с Катей уточняли, дове иль габинето, пока бегали туда , пока  смотрелись в зеркало, Глеб успел найти родственную душу.  Вернее,  родственная душа сама нашла нас – по звуку.

Андрей.

Когда мы вернулись, Глеб мило общался с официантом, светловолосым, явно не итальянцем. Оказалось  – украинский  хлопец. Андрей. Такой… весь светится)

— Я так рад «своих» видеть!

Андрей рассказал нам все про все, что есть поесть.  С  подробностями, с удовольствием – «мне так приятно разговаривать по-русски!».  Улыбка от уха до уха,  через пять минут – парадная майка, и улыбка еще шире:

— Я вижу, вы с  фотоаппаратом, у  меня такой же, но не умею пользоваться…

Дальше мы приятно проводили время, позируя, осваивая опции «удаленного самофотографирования», болтая обо всем.

Фотоаппарат сам сделал это)

Андрей приехал в Италию подзаработать аж в начале века, еще до кризиса и до закона, который в 2002 ограничил возможность набирать  персонал «без прописки». С тех пор, в общем-то, и работает. Освоил язык, ему здесь нравится. По образованию он – стоматолог, но здесь зарабатывает официантом намного  больше.  Ресторан свой  очень любит, ревностно относится к его рейтингу во внутреннем  ресторанном  топе («Нас все знают! Мы на втором месте, но будем на первом!»)

Спросили о графике работы – с утра до четырех, потом перерыв до семи и дальше уже до последнего клиента. Времени на отдых мало, но – потому и в топовой тройке))

Мы уходили из ресторана, задружившись со всем персоналом.  Унесли с собой офигительно вкусное  самоварное пиво.  Андрей помог и машину нашу надолго пристроить на стоянке. Мы спросили его, счастливые, перед уходом:

– А где же Помпеи, Андрей?

— А всюду!  – сказал Андрей. – Вы в Помпеях!

Мы несколько удивились – оказывается, Помпеи и сегодня прекрасно себе живут, и мы в них уже пару часов тоже прекрасно себе живем. А что касается Помпей тех еще…  так вон они…

На входе, конечно, соувениры. Импозантный поляк  начал нас вальяжно убеждать в том, что без диска с фильмом о Помпеях нам не добиться успеха в жизни.  Я сказала, что решения о покупках принимает «биг босс»  Морозов.  Поляк начал очаровывать  Морозова, тот согласился купить только путеводитель, но со скидкой. «Окей» – сказал поляк. – «Я тоже здесь босс. Я готов продать другому боссу путеводитель со скидкой».  В общем, торгуйтесь, туристы)

Два “босса”.

Вход в исторические Помпеи  похож  на вход в парк Челюскинцев.

Сначала хотели соврать, что из Евросоюза, тогда дешевле. Потом сказали правду, но… нас все равно пустили как евросоюзных


Ух… Помпеи feat.  Везувий.

Катя сразу нашла способ передвижения в Помпеях.

Вкратце история – в 79 г. Н. э. Везувий завалил пеплом и залил лавой Помпеи, Геркуланум и Стабии.  Если бы не Плиний Младший, который в подробностях описал событие, если бы не архитектор Фонтана , котоый прокладывал водопровод и откопал часть стены, если бы  не ряд каких-то случайностей, то Помпеи бы так и остались полем рядом с Везувием, и ее так же засыпали бы мусором.

Помпейские улицы.

На заднем плане –  современные Помпеи.


Но Помпеи вот уже лет триста  откапывают,  и  то, что очистили от пепла веков, просто потрясает.

Это реально здоровый город. В нем жили 20 000 помпейцев.  Все это  глубокое ранневековье так невероятно законсервировалось без доступа воздуха, что поверить в возраст довольно бодрых камней просто невозможно.

В домах – яркие фрески, кое-где даже вполне импрессионистские.

Там торговые ряды с прилавками, там бани, склады, богатые  дворы с шикарной планировкой и хибарочки.

Больше всего нас потрясли театры. Их там два – Малый и Большой. (Прямо Волочковой не хватает)

В театрах на сценах – ИДЕАЛЬНЫЙ звук. Мы специально проводили эксперименты – по очереди бегали на сцену, говорили там и громко, и шепотом, читали Маяковского, слушали с разных точек, и с первых рядов и с дальних  – идеальный.

Катя показывает спектакль на помпейской большой сцене.

Отошел от пятачка на шаг – все как обычно. Встал «на точку» – и никаких «шуров»не надо. Как они так смогли 2.000 лет назад?

Амфитеатр, Арена, Форум. Все глобально, с размахом. Помпеи были козырным городом.

Арена. В общем-то,  “спорт-“

Чего только эти стены не видели… Теперь вот мы…

На каменных мостовых – колеи от колес тогдашнего транспорта.

А вот над  смыслом этих штук (см. ниже)  мы долго ломали голову.

Зачем это? Что это? Катя предположила, что это – уличные переходы. Глеб Егорыч – что регуляторы движения, чтобы каждая арба ехала по своей полосе. Мы  поспорили о роли быков в этом случае, вернее, об их действиях. Если телега колесами проходила как раз по краям камня, то куда девался бык? Или кто там тянул эту повозку?  Морозов сказал, что быки –  умные животные, они наверняка были научены выбираться на камни и брать их штурмом сверху, даже нашел  следы от копыт.

В итоге оказалось, что это действительно переходы. Канализации тогда были не очень, и всякая ерунда сливалась и стекала прямо по мостовым. Вот чтобы граждане ноги не замочили, для них и были организованы такие «зебры». А колеса телеги действительно проходили между камней.  Но – внимание – между двумя дальними краями двух камней! А в центральном  проеме между камнями проходил бык. (Или кто там…) Просто расстояния между колес были, как у нашей  американской «телеги».  И самое главное – они все были по одному ГОСТу, иначе бы не вписались в  «конструктивно выделенные» переходы.  Нас это все очень удивило.

Пешеходная зона


Нашли, конечно, гипсовые слепки жертв. Причем вместе с нами их искала еще одна русская  семья.  Они устали от  солнца, но каждую секунду подбадривали друг друга: «Пока на трупы не посмотрим – ней уйдем, правда?» Кстати, заблудиться в этом лабиринте – как нечего делать.

В какой-то момент к нам, услышав знакомые слова, подковыляли двое мужчин и очень просили подсказать, где выход. Мужчины оказались и Башкирии.

Пару раз пришлось поискать по карте.

Так вот, о слепках. Это все муляжи, гипсовые отпечатки, правда, черепа просвечивали настоящие. Очень мучительное зрелище. Фотографировать это не хочется. Реально больно видеть детские фигурки. Матвей  взволновался, стал представлять, кто что говорил, кто что чувствовал.

Пришлось  срочно уводить. Второй  раз слепки встречаются в  накопители раритетов: все найденное, но не имеющее супермузейной ценности, складывается в стеллажи для общего обозрения.  Амфоры, обломки колонн, стен, статуи, тела – все в общей научно-археологической куче.

И Везувий на фоне.

И другие горы, покрытые локальным  дождем.

В Помпеях до сих пор  активно ведутся раскопки. Часть города еще под землей. Наблюдали счастливых, никуда не спешащих археологов. Интересная  работа у людей. Хоть и пыльная.

Рабочее место археолога.

Мы бродили по Помпеям до закрытия. В какой-то момент толп туристов не стало, и мы вдруг – одни в истории. Было приятно-стремновато. Долго куда-то  одни бежали по каменным переходам. Нашли задумчивого сторожа (тоже удивительная работа – сторожить Помпеи), он нас предупредил, что через семь минут ворота закроются. Прибавили оборотов. Хотя остаться ночевать в Помпеях было бы как раз по-нашему. Но успели.

После всего этого  подниматься на Везувий не было сил. Мы еще готовы были окунуться в ночную жизнь Неаполя…

… Но ресторан Андрея уже начал  работать во вторую смену.  Мы только к машине подошли,  и появился Андрей, сияющий,  светлобородый,  синеглазый, просто  итальянский Лель  с  подносом.

— А я смотрю – машина еще стоит…

И все. Мы уже никуда не поехали.  Андрей угощал нас всем, чем богата земля неаполитанская и ресторан «Todiskо» в частности. Это была  первородная , могучая ПИЦЦА. Это были сырные крекеры, арбузы,  терамису из козьего молока, вручную сбитое, шелковое  мороженое, которому час от роду, что-то еще… Мы не успевали офигевать, а Андрей  все носил вкусняшки. Морозов в какой-то момент робко предупредил, что не готов столько денег вложить в ужин. Андрей замахал руками – угощаю!

Спасибо, Андрей) Это был один из самых больших и вкусных ужинов этого лета)  И один из самых приятных)

Путешественница)

Потом долго плутали ночными помпейскими улочками. Все то же нервно-веселое движение, эмоциональные вулканы на тротуарах – там драки, здесь поцелуи.

В нашем кемпинге все еще тусовались хозяева и посетители. Итальянцы ложатся поздно  –  вечером не жарко.  В темноте с большим  трудом вписали машину в узкий проезд. По-моему, Егорыч засыпал за рулем.  Везувий засыпал Помпеи, Морозов засыпал за рулем. Со вторым мы справились – легли спать.

Запись опубликована в рубрике Новости, Путешествия. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Оставить комментарий