Роман “Идиотки”


idiotki_b.jpg «Идиотки» — это уже не иронический детектив, это многослойный роман. В нем – двадцать лет жизни трех минских подружек. Объем этой работы был воспринят отдельными товарищами Smile, как личное оскорбление. Не могу сказать, что рецензентов было много – как раз наоборот ( а хотелось…), но пару раз всплывала тема подозрения: это плохая книга, раз такая большая. Для меня оценка литературы на вес явилась мучительным откровением. Больше, конечно, такие большие месседжи общественности я писать не буду Smile. Да и не получится уже так – 500 страниц на одном дыхании. Тем не менее, хочу сказать, что очень довольна и работой и теми откликами, которые получаю.

Когда написала, встал вопрос о рекламе. Наивно надеясь на то, что хорошим информационным поводом смогу заманить в сети большое число крупных журналистов и изданий, придумала акцию «Промо-фильм». Идея Глеба Морозова. Решили снять несколько монологов от лица главных героев книги. Причем трех главных героинь должны были изображать сразу по четыре девушки, соответственно возрасту и психохарактеристикам героинь. Потом слить все эти монологи в единое целое и получить приятную помесь промо-фильма и видеоперформанса.

Были несколько приятных часов за подбиранием подходящих типажей. Кого-то из «актеров» лично я не знала и очень робела, когда предлагала эту авантюру. Но в итоге из 28 человек отказалась только одна журналистка. И мы начали. Приехали домой к Юре Будько, разложили ссобойки и провели упоительный вечер в хохоте и глуме. Фотоотчет со съемок лежит здесь
В итоге у нас получилось вот такое кино. Съемка, монтаж и телесные работы Алексей Струц и ТРК «Свой круг».

Позже мы встретились всей толпой в клубе «Ямайка» и просмотрели наш арт-хаус. Пили. Некоторые танцевали и смеялись, как дети. Фотоотчет см. на сайте «Комсомолки» (?)
Ниже – несколько рецензий на роман «Идиотки». Если появятся новые, обязательно выложу.


Роман Тамары Лисицкой «Идиотки»

Кира Татьянина, 17.02.2007

Лисицкая Тамара. Идиотки. Роман в 2-х книгах. Мн.: Кавалер, 2006. (Серия: Новые имена нового века.)

«Люди, я люблю вас…»

Есть люди, исполненные неистребимого гуманизма, любви и восхищения, готовые поделиться этими чувствами с окружающими, тем самым улучшив благополучие социального климата и возродив надежду там, где, казалось бы, ничего уже не должно остаться от беспросветности, цинизма и неверия. К таким людям, на мой взгляд, относится и Тамара Лисицкая, несмотря на то что она, по роду своей профессиональной деятельности, принадлежит к миру шоу-бизнеса, персона известная, яркая и талантливая. В прошлом году в минском издательстве «Кавалер» вышел ее роман «Идиотки». Нет, не об интригах и образе жизни местного «гламура» и не о советах молодой мамы по воспитанию детей. Вопреки моим опасениям, роман оказался ладно сбитым, динамичным, эмоциональным и хорошо написанным. Из разряда тех, что жаль отрываться на сон: ну вот еще одну страничку, а потом уж точно пойду спать. Как выяснилось, Тамара Лисицкая не новичок в этом деле: в Москве вышли два ее ироничных детектива, правда, под другим именем, там же она успела поработать «литературным негром», набила, что называется, руку. И вот ее авторское выступление.

Про что это. Роман про Минск, немного про время, но в основном про становление молодой особы, хотя эта особа и представлена в трех ипостасях. Сюжет незатейлив, как и весь наш шоу-бизнес. Три девочки-подружки, поющие в школьном хоре, с типичными именами и фамилиями: Ира Сидорова, Наташа Петрова и Лена Иванова. Читатель знакомится с девочками, когда им по десять лет и «хоровая планида» занесла их на белорусское телевидение. 1985 год. Фоном звучит зловещее слово «Чернобыль», но оно никак не касается главных героинь, а лишь обозначает некоторое социальное событие: вы помните, там что-то взорвалось где-то примерно в это время. И достаточно. У девочек вся жизнь впереди. И прожить ее надо так, чтобы… Ну, вы, вероятно, так же помните. А кто не помнит – спросите у своих родителей.
Каждая девочка, помимо типичного имени, представляет собой и характерный типаж: Ирочка Сидорова, красивая, холимая, бестактная и стервозная, уверенная в том, что мир существует лишь для того, чтобы исполнялись ее желания («красивая стерва»). Неприметная, суровая, без особых жизненных перспектив Наташа Петрова («угрюмая неудачница»), которой в конце достанется самый главный приз – идеальная любовь. Наконец, Лена Иванова, толстая рыжеволосая умница с книжкой в руках, причем все равно с какой («умненькая толстушка»). Девочки помещены в такие же типичные семьи: работники торговли, обладатели советских дефицитов в виде колбасы-сервелата и венгерских разносолов, расчетливые, недалекие, но амбициозные, превратившиеся со временем в «бизнесменов»; многодетная семья рабочих моторного завода, в которой всегда мало денег, но в достатке любви и забот; мать-одиночка, интеллигентная женщина с двумя высшими образованиями, предпочитающая на сэкономленные деньги купить томик «неизвестного Бродского», чем лишнюю пару колгот себе и дочке. И события развиваются из заданных условий, с отбивками на каждое пятилетие. Девочки взрослеют, на долю каждой выпадают испытания – первой влюбленностью, нуждой, болезнью, славой, смертью, пусть и воображаемой. Но они, движимые страстью жить так, как им хочется, все преодолевают, проходя через те испытания, которые им выпадают, и помогая друг другу в самые напряженные моменты. В конце каждая получает по заслуженному «принцу», паре детишек (кроме Наташи Петровой, поскольку если у нее идеальная любовь, то дети не так уж и обязательны), решает жилищный вопрос и определяется с профессией. Все путем.

Жанр. Конечно, мы имеем дело с дамским романом, «социальной сказкой» для юных дев. Определение жанра самим автором как социально-исторического – небольшое преувеличение, поскольку от истории (исторических событий) в романе только намеки, указатели, а социальность исчерпывается «семейными портретами в интерьере» и социумом самих девчонок. Это, скорее, роман-инициация, только не мальчика-юноши, а девочки-девушки. Мало-мальски знакомые с биографией Тамары Лисицкой читатели тут же догадаются, что Лена Иванова – это и есть сама автор. Не следует полагать, что две ее наперсницы – это просто подруги детства. Все три героини служат иллюстрацией жизненного опыта Тамары Лисицкой в большей или меньшей степени. И главное событие описываемого периода – развал Советского Союза, в котором появились на свет героини, и начало жизни в новом государстве – подано через вот эту, на мой взгляд, основную идею главных героинь: жить так, как хочется, интересно, ярко, идиотически, то есть своей, и только своей, частной жизнью (в соответствии с первым значение греческого слова idiotes) и самим за нее нести ответственность. И Тамара Лисицкая своим личным опытом, «переписанным» в роман, показывает, что это вполне возможно. И именно это ценно.

Что понравилось. Вот эта сосредоточенность на себе, на внутреннем мире своих переживаний. Это во-первых. Во-вторых, приятно, что появляется выбор на рынке «дамских романов»: читать очередную Оксану Робски с очередным «гламурным» подсматриванием, от которого, честно сказать, на душе становится как-то гидко и тоскливо, набившую оскомину Дарью Донцову или нашу Тамару Лисицкую, девчонку из Серебрянки, превратившуюся в прекрасную леди с радужными жизненными перспективами. С точки зрения жительниц Рублевки наши героини, возможно, и выглядят глухими провинциалками, но они вполне самодостаточны, чтобы считать себя жительницами столицы пусть и не такого мегагосударства, как Россия, но все же другого и независимого. Поэтому одна из героинь и не приживается в Москве, а возвращается в «провинциальный» Минск и здесь реализует себя, окруженная пусть не деньгами и папарацци, но родными людьми и любимыми подружками. Для душевного спокойствия так лучше. Хотя Москва по-прежнему манит… Да и книгу там, возможно, напечатали бы не на газетной бумаге.
Роман написан живо, эмоционально, скорее искренне, чем иронично, а местами даже очень метафорично («Валентина Сергеевна была чудо как хороша. Она сделала новую прическу, прицепила на маковку длинный хвост такой потрясающей густоты, что любая племенная кобылка отдала бы всю радость будущих побед на стипль-чезах и выездке за возможность один день погонять таким хвостом фауну вдоль своей ароматной спины…»). Я думаю, девчонки будут читать и пищать от восторга.

Чего не скажешь о мужчинах. Хотя, как признался мне один хороший знакомый, по утрам он почитывал роман в туалете, пока подружка досматривала утренние сны и не могла застукать его за этим занятием. И это не самый худший вариант. Вспоминаю, как на одной из презентаций юная особа, в присутствии автора, с вызывающей непосредственностью сообщила, что все имеющееся на сегодняшний день собрание сочинений Адама Глобуса находится у нее в туалете. Присутствующие не знали, как на это реагировать, но из дальнейшего стало понятно, что в этом доме туалет – пожалуй, единственное место, где можно без помех почитать книжку. Так что Адаму Глобусу не о чем беспокоиться.

Немного занудства. Мужчинам в романе, действительно, не повезло. Наряду с девичьими типажами они выглядят как-то одномерно и блекло и являются скорее отрицательными героями или, опять же, фоновыми фигурами, которые только оттеняют характеры главных героинь. Пожалуй, симпатия автора на стороне мальчика (юноши) из компании героинь, но его «делают» «голубым» и трагически обрывают его существование в романе. Тем самым несколькими штрихами обозначается тема терпимости к людям другой «ориентации» в сравнении мегаполиса и Минска, не в пользу, конечно, последнего. Вероятно, не случайно жизнь героя и обрывается по дороге из Москвы в Минск, в город, где ему трудно быть собой и находить понимание, исключая разве что своих старинных подружек.

Другой, как бы положительный, персонаж – клоун Костик, добрый, отзывчивый, верный, но пьющий, не имеющий постоянного заработка, а заодно и характера, чтобы избавиться от пагубной привычки. Тем не менее, в конце романа и он получает свою долю счастья.
Наконец, без особой симпатии представлен старший брат одной из героинь, будущий муж Лены Ивановы, наиболее характерный тип для переходного периода: ухватист, оборотлив, в меру образован – физически и «гносеологически» (язык не поворачивается написать «духовно»), умеющий вертеться и зарабатывать деньги. Он нуждается в хорошей хозяйке, сидящей дома и умеющей занять нужных гостей. И пусть забудет о собственном желании самореализоваться! Для поднятия самооценки не прочь «потрахаться» со всеми мало-мальски симпатичными девчонками. К таким тянет молодых девушек, желающих выйти замуж, чтобы опереться на «крепкое плечо» и ни в чем не нуждаться. Но в отношениях не будет самого главного: равноправия, уважения и доверия, а сама девушка превратится в довесок к своему «богатому» хозяину. И хорошо (а может, и совсем наоборот), если в конце концов ее не поменяют на более молодой экземпляр. Пожалуй, этот мужской «типаж» в романе наиболее живой, хотя и он по временам произносит реплики, способные заронить сомнения в его социальном и интеллектуальном «примитивизме».

Вот такой бедный на мужские характеры роман. И у Тамары Лисицкой зреет замысел развить эту тему: мир без мужчин и что с этим делать?
Можно еще придраться к временной последовательности, не везде выдерживаемой. Но поскольку в романе речь идет о состояниях «взрослеющей души», то, пожалуй, важнее следить за «состояниями» природы, а не за правильной последовательностью часов и дней. Есть несколько общих мест, обозначенных опять же общими словами: взрывы в Москве, дефолт, угроза ВИЧ и, соответственно, тема приближающейся смерти и сопутствующей «переоценки ценностей». Такие места хотелось просто пропустить, насколько их представление неоригинально и безлично. С другой стороны, эти банальные (общезначимые) темы, вероятно, и позволяют говорить о романе как «социально-историческом».

В общем и целом, если не держать в голове мерки «высокой» литературы и интеллектуальной прозы, чтение понравилось. Автору – респект.

Оставить комментарий