ПУТЕВОЙ ЛЫТДЫБР. 25 МАЯ. БЕЛАРУСЬ – ПОЛЬША – ГЕРМАНИЯ.


Польша – маленькие мещанские подворья с керамическими гусиками и гномиками, фигурные кустики, смешные названия. Дети, веселялсь, слушали местное радио, все время переспрашивая, почему непонятно, что говорят. Морозов очень обрадовался, когда услышал польское произношение “www” – ву-ву-ву.

“Склепы”-забегаловки  вдоль дорог, симпатичные игрушечные мотели. В одном таком мы с Морозовым ночевали как-то лет пять назад во время нашей самой первой поездки в мир. Так вот – я не шучу! – там были привидения. Я всю ночь промаялась в каком-то полусостоянии – ни сон, ни реальность. Что-то со мной разговаривало, дотрагивалось, обдувало,  и в принципе было совершенно четкое понимание, что это Оно. Не злое, не опасное, но паскудное, хамоватое какое-то что-то, потусторонний колдырь, которому нравилось просто издеваться. Я не употребляю наркотики и в тот вечер не пила, рассудок мой довольно крепок.
Морозов меня тогда высмеял.
Отвлеклась…
Насколько хороша “олимпийка” в Беларуси, настолько отвратительны дороги в Польше. Сразу за границей начинается двухполосная муть, которую, к тому же, без конца ремонтируют. Объезд на объезде, максимальная скорость 50 сменяется максимальной скоростью 40, а потом и 30, а там уже и 20-ти недлеко. Портативные реверсивные светофоры. И жара. Бортовой компьютер показала, что весь день мы двигались со средней скоростью 50 км.
Нашли в какой-то момент и автомагистраль, но радость была недолгой, на часок. Трижды заплатили по 11 злотых за проезд, причем в последний раз за участок в сорок км, который тоже ремонтировался, отчего скорость там была не автомагистральная.
Всю дорогу вокруг трассы бродили задумчивые олени.
Отсутствие ганицы с Германией приятно взволновало. Висит себе табличка, объясняющая нюансы дорожного движения в другой стране, и все. Евросоюз, тудыть его.
В Берлин въезжали уже затемно, по шикарной дороге. Сеть туннелей, как в компьютерной гонялке, ух. Красиво и завидно.
Ночью город показался очень игрушечным, какие-то махонькие светофорчики, какие-то камешки в брусчаточке. Были нулевые, когда добрались до пункта назначения. Были готовы спать в машине.  Но Юля, наш берлинский товарищ,  оказалась настолько чудесной, что мы с ней немедленно напились, приободрились  и пошли фотографировать кока-колу.
Вот тут надо кое-что объяснить. Оказывается, Юля живет в одной из козырных гэдээровских высоток, которые в свое время были выстроены назло ФРГ, у которой был свой небоскреб – издательство Шпринге Ферлак.  Коммунисты ответили сразу тремя жилыми высотками! Потом стену снесли, Берлин объединили, а высотки-конкуренты остались. И теперь с балконов одной можно наблюдать огни другой.
Так вот. Оказалось, что в почти культовом фильме “Гуд бай, Ленин”  данные высотки и их окрестности очень плотно засветились. Например, надпись Кока-кола, которую пришедшая в себя  просоветская мама главного героя видит из окна…  Когда Юля сказала, что “та самая Кока-кола”находится прямо вот тут в двух шагах, только из дома выйти, я немедленно решила взять и выйти.

Морозов  и дети погрузились в сон, а мы, две одухотворенные фрау, вылезли на ночную Лейпцигштрассе, и там, хихикая, фотографировались на фоне легендарных рекламных огней.
А вокруг шумели деревья и шины редких авто. Центр города, но какой-то очень тихий.

Запись опубликована в рубрике Путешествия, Фото с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Оставить комментарий